Национальная самоидентификация: русский или украинец?

Русский или украинец?

Легко быть русским в России. Там всё просто, понятно, логично: национальность – русский, язык – русский, гражданство – российское, страна – Россия. Другое дело – современная Украина. Сейчас у нас довольно много людей, которые испытывают весьма серьёзные трудности в плане национальной самоидентификации. Время от времени меня, к примеру, даже попрекают, дескать, ну какой же ты русский, если фамилия у тебя украинская, имя украинское, историю украинскую так хорошо знаешь, и даже стихи пишешь по-украински… Говорят, что на самом деле я, конечно же, украинец, только омоскаленный (русифицированный), одержимый имперскими комплексами, эдакая жертва монархической идеологии и великодержавной шовинистической пропаганды.

А я всё равно считаю себя русским! Самым настоящим! И украинцем тоже. И не понимаю, почему одно должно исключать другое. То есть смысл идеологической диверсии, проводимой на Украине мне понятен. Есть задача крушить большую страну, разбивать на осколки, формировать отдельные нации и мелкие народности, а затем стравливать их между собой. Так разрушаются и порабощаются могучие державы, оккупировать которые противник не может целиком и сразу. Но зачем нам-то, русским-украинцам, участвовать в играх наших врагов и раздавать всем желающим куски огромной страны, за которую наши отцы и деды кровь свою проливали?…

Чтобы не попасть в демагогическую ловушку современных “украинизаторов”, нужно четко осознать некую национальную приоритетность, смысл и субординацию понятий “русский” и “украинец”. Я постараюсь кратко объяснить, почему считаю себя русским. И украинцем. И почему украинцы, как ни крути – это однозначно русские люди. Недавно жизнь заставила меня задуматься над этим, казалось бы, не шибко принципиальным вопросом. Потребовался ясный ответ. Возможно, кому-то он тоже пригодится.

Мои предки были польско-литовского происхождения. Три столетия тому назад они ушли на восток. Почему, не знаю. Возможно, из-за притеснений, которым в те времена подвергались православные поляки и литовцы у себя на родине. Возможно, они были в числе тех колонистов, которых король отправлял осваивать ничейные “украинные” земли на восточных кордонах Польши… Тогда ещё не было такого государства как Украина, не было ни украинской нации ни украинского народа, даже слова такого “украинец” не было в народном обиходе. Жители восточной польской “украйны” или “вкраины” (то есть – окраины, пограничья) сами себя называли русскими, руськими (от слова Русь) или казаками (вольными воинами). И когда было надо – шли на войну “за землю русскую, за веру православную”…

Здесь, на протяжении столетий, своим трудом и оружием мои предки строили и защищали великую русскую державу – Российскую империю – от Балтики до Тихого океана. Эта империя была их страной, их достижением, их подвигом. Я – унаследовал эту страну от тех, кто её создал. Поэтому она моя. Вся!

Вот почему Отечеством своим считаю Русь, Российскую империю, Советский Союз, а по национальности считаю себя русским.

Да, я родился и вырос на Украине. Это моя малая родина. Я люблю Украину. Люблю её мистическую красоту, грубоватую мелодику её деревенского говора, весёлые застольные песни и бесконечные думы-баллады, её запутанную историю… Поэтому я, конечно же, украинец. Но только не такой “украинец”, эталонный образ которого при помощи грантоедских СМИ пытаются лепить политические пропагандисты Запада, а простой, обычный, настоящий. Я патриот, и поэтому не бастую и не митингую ради того, чтобы мою Украину продали в какой-то ЕС, я не начинаю утро с лозунгов из цикла “Слава Украине”, а просто молюсь за Украину, служу ей и тружусь для неё.

Для меня Украина – неотъемлемая, государствообразующая, фундаментальная часть самой большой и великой страны в мире. Вот почему в узком смысловом сегменте я – украинец, а в широком – русский. И нет в этом совершенно никакого противоречия. Потому что для русского человека быть украинцем – совершенно природно, абсолютно естественно. Точно так же естественно, как быть белорусом, сибиряком, киевлянином, москвичом, тверяком, новгородцем или одесситом.

Мы разные, особенные, неповторимые, но все вместе мы – русские! Мы русские со времён древней Руси. И свой цивилизационный выбор, о необходимости которого сейчас так много говорят “свидомые” и “евроинтеграторы”, мы уже сделали – тысячу лет назад вместе с киевским князем Владимиром Крестителем.

Славко



З поріднених рубрик:

Реклама:

Коментарі:
  • 23.04.2016 at 14:14
    Посилання

    Слово «русский» в древних текстах в большинстве случаев является определением земли (русская земля), а не людей, на этой земле проживающих. В качестве этнонима оно стало употребляться только в последние несколько веков. Причём ещё в начале ХХ века наряду с ним употреблялись этнонимы: великороссы, малороссы, белорусы, по отношению к которым слово «русский» выступало как обобщающее. Но в советские годы, слово «русский» было возведено в ранг национальности великороссов. И хотя этого многие не понимают по сию пору, такая подмена была направлена на уничтожение цивилизационной общности Руси. И грамматически слово «русский» — прилагательное, что отличает его от прочих этнонимов, которые все без исключения — имена существительные. Т.е. слово «русский» характеризует не национальную общность людей, а цивилизационную общность разных народов. И потому оно органично применимо и к славянам, и к татарам, и к грузинам, и к калмыкам, и к представителям иных народов нашей региональной цивилизации, если им свойственен определённый смысл жизни, приверженность к общим идеалам. Мы различаем наши национальности, пока остаёмся в пределах России, но как только мы выезжаем за границу, то для иностранцев мы все — русские; даже украинцы и белорусы, живущие после распада СССР в своих государствах, не перестали быть частью русской цивилизационной многонациональной общности.

    Відповісти

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *