Доброе слово про «москаля»

Московские стрельцы (москали)

Когда говорят, что наше государство не разжигает межнациональную рознь в стране, я отвечаю: неправда. Разжигает. Причем за деньги налогоплательщиков. Тех самых, против кого потом и печатаются подстрекательские тексты. Главный «враг», которого навязывают современному школьнику, — «москаль».

Несколько лет назад, зайдя в одно издательство, я открыл первый подвернувшийся под руку учебник, напечатанный им, и прочел: «Московські царі вкрали в нас навіть назву нашої країни — Русь».

Учебник назывался «Українська мова для 5-го класу». А директора издательства я знал давно и всегда считал, причем не без оснований, вполне интеллигентным человеком. Я обратил его внимание на то, что фраза про царей-карманников — просто абсурдна. Если они украли у нас наше древнее название, то куда девали его? И почему сами назвали свою страну Россией, а не «похищенным» именем? И, наконец, если бы нам действительно так дорог был этот исторический «бренд», то что мешает переименовать нынешнюю Украину в ту самую Русь, якобы похищенную августейшими уголовниками?

Мой собеседник смутился. Он честно признал, что я абсолютно прав. Сказал, что и сам все понимает. Но сделать ничего не может. Печатание учебников по госзаказу — необыкновенно выгодная вещь. Самая прибыльная в украинском книгоиздательстве. Школьников много, учебники для них обязательны, тиражи их громадны, а спорить с Минобразования — себе дороже. Поднимешь хвост — заказ отдадут другим.

Не называю ни имени издателя, ни названия его фирмы по двум причинам. Во-первых, это был частный разговор. Во-вторых, сейчас программа изменена, и упомянутого учебника просто нет в продаже. Кажется, хеппи-энд. Не тут-то было!

В хрестоматии по украинской литературе для 11-го класса, изданной под редакцией доктора филологических наук Петра Кононенко, первый же текст, предложенный для изучения, начинается чуть ли не с площадной брани: «Справа в тому, що саме ми і хочемо допомогти новим пролетарським силам у Росії вибратись з багна графоманії. Коли наші опоненти не вірять, що московська література сидить нині в цьому багні, — хай вони спитають у якогось пана, і він їм на вушко підтвердить: «це дійсно так».

О чем идет речь? У какого пана нужно спрашивать? Это трудно понять не только школьнику, но, наверное, и многим учителям. А дело в том, что составители книги по-варварски обошлись с хрестоматийным текстом. Предложенный отрывок принадлежит писателю Миколе Хвылевому. Он содержится в его памфлете «Украина или Малороссия?» И в оригинале начинается куда лиричнее: «На башті б’є годинник. На сході вже стоїть світла полоска світанку, і от загуде сонце. Таємна птиця відродження розплющила очі і розправляє свої могутні крила. Але ми ще стоїмо на чатах і прислухаємось. На колінах нам лежать квітневі числа «Комуніста»…

А еще этому тексту должен предшествовать эпиграф — цитата из Сталина, которая есть у автора, но, естественно, отсутствует в современной школьной хрестоматии, в очередной раз подправляющей историю и приспосабливающей писателя к текущему политическому моменту. Зато остались выброшенные из контекста литературные грубости — «чирікання поетів солом’яної Русі, пересічність Іванових, обмеженість Пільняків, бульварщина Еренбургів… профанація літературних господ Алексєїв Товстих» и, естественно (как же без него!), «жидкобородий московський інтелігент».

Ладно, если бы редактор хрестоматии Петр Кононенко был старым борцом за независимую Украину, гордым идейным подпольщиком, расклеивавшим листовки с тризубами в 50-е годы, или на худой конец бывшим диссидентом. Нет! В застойные времена он являлся членом КПСС, деканом филологического факультета КГУ и автором учебника по украинской советской литературе для вузов. Учебник этот помню отчетливо. Вплоть до фактических ошибок, содержавшихся в нем. Так как именно в это время мне пришлось учиться в университете и сдавать по этой книге экзамены. Мои однокурсники шутили, что Петра Петровича можно и совсем не читать — столько коммунистической воды налил он в свой раздутый том.

Но теперь та же рука, которая в 70—80-е годы воплощала в жизнь официозную партийную политику, орудует «национальной идеей» и «расчленяет» Хвылевого, оставляя куски о том, что «золотий вік російської літератури робило кволе дворянство» и вымарывая тезисы вроде: «Фашистська мужня цільність мусить бути ближчою нам від рідної розляпаної психіки».

Простые люди часто понимают это лучше государственных чиновников. Ведь вкус плодов административной агротехники им приходится ощущать на практике. Читательница нашей газеты К. Т.Калина обеспокоена тем, что какой-то севастопольский сайт включил в свою «Веселу Абетку» сказку писателя Степана Васильченко «Ось та Ась» с фразами типа: «Биймо, тату, москаля з хати!»

«Решта в тому ж дусі, — возмущается она. — Хіба можна читати такі казки дітям? Я не можу. Я виховую своїх дітей не в бойовому дусі. До чого закликаєте дітей? Що ви робите — керманичі державні? Самі дозволяєте сіяти ворожнечу. Виходить, що самі і ділите Україну. Одумайтесь!»

Но как бы удивилась возмущенная женщина, узнав, что то же произведение предлагают маленьким читателям и некоторые детские издательства. Например, киевская «Веселка». Десятитысячным массовым тиражом, рекомендованным «для середнього та старшого шкільного віку», издает она под обложкой сборника «Мужицький ангел» одноименную сказку: «Живе москаль Ась, як сир у маслі, в Осиному добрі купається; хата у козака гарна, біла, хата біла, а жінка молодая, мила. І думає москаль Ась: «Хорошо в этой хате хозяином быть, припеваючи жить да поживать. Надо бы это дело обмозговать».

Ничего не скажешь, очень интересное произведение! Вплоть до проклятий, которыми награждает своего собеседника украинский казак Ось: «Та бодай же ти щастя у світі не мав… Бодай тая земля хліба не родила, що такого катюгу, брехуна всесвітнього на світ пустила!..»

Только замечу, что изначально сказка не предназначалась малышам. Степан Васильченко опубликовал ее в самый разгар гражданской войны, за счет министерства прессы УНР. Она являлась составляющим звеном пропагандистской кампании петлюровской армии. Грубо говоря, служила для поддержания боевого духа солдат. Чтобы они лучше воевали — резали, кололи, стреляли.

Но, наверное, даже сам писатель не собирался настраивать этой агиткой на окопные подвиги малолетних. В 20-е же годы, когда уже в советском Государственном издательстве Украины вышло прижизненное четырехтомное собрание сочинений Васильченко, автор старался о своем творческом подвиге эпохи братоубийственной бойни даже не вспоминать. А кто-то задумывался, как его будут воспринимать дети в стране, где как минимум каждый пятый гражданин по национальности русский.

Я ни в коем случае не призываю к цензуре. Все, что было, необходимо помнить без купюр. До бранного слова. До вырвавшегося в атаке боевого клича. До предсмертного хрипа. Но помня все это, мы не должны превращать страшное прошлое в питательную почву для ужасного будущего. Взрослый человек имеет право сам выбирать, пить ему водку или ограничиться лимонадом. Но детям не следует давать алкоголь вместо молока. Даже если это национальная «горілка».

Неужели все плохо было в нашей общей с «москалем» истории? Мы вместе отбили у Турции и Крымского ханства Таврические степи, где раньше проезжал только редкий кочевник. Наши земляки становились в Петербурге фельдмаршалами, канцлерами, министрами, Гоголями. Швыряли на горячие смятые постели молодых красивых императриц. В одном строю брали Париж, Берлин и Варшаву. Спорили о славянской идее и бросались в революцию.

Если кому-то так хочется поднимать вечную тему о «москале», то давайте говорить о ней все. Значительно шире, чем то, что имеется сегодня в хрестоматиях.

Тогда туда придется включить не только Васильченко и кастрированного литературоведами-приспособленцами Хвылевого, но и Шевченко, сказавшего однажды на щирой «москальской» мове: «Наша русская тоска», и Пантелеймона Кулиша, написавшего в стихотворении «Національний ідеал»:

«Імперія — се власть була
над ворогами,
Над ханом, турчином, Литвою
і ляхами.
І щоб там ні було гіркого на Вкраїні,
А густо забуяв наш нарід на руїні.
Де нас десятками за Паліїв лічили,
Там міліонами край рідний ми осіли».

Олесь Бузина
Газета «2000» (20.01.2005)



З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *