Проблемы реабилитации ОУН-УПА

Украина. Киев. Учатники ОУН-УПА в наши дни.

Вопрос о реабилитации Организации украинских националистов (ОУН) и всех ее структур и формирований, в том числе военных – спецбатальйоны гитлеровского абвера, «Полесская сечь» Тараса Бульбы-Боровца, дивизии СС «Галичина» и так называемой Украинской повстанческой армии (УПА) – возник в Украине в начале 1990-х годов, в период свержения Советской власти. Поставили этот вопрос и с той поры при поддержке диаспоры постоянно его будируют, нагнетая напряженность и в без того нестабильном нашем обществе, украинские националистические политические партии организации — наследники и преемники ОУН, базирующиеся в основном в западных областях Украины.

Нет смысла дискутировать с деятелями этих политических сил, как и с теми, кто их поддерживает то ли по незнанию и наивности, то ли из-за страха (а националисты, как известно, не раз за эти годы напоминали в этом плане о себе). «Аргументы» националистов известны. Это — ненависть (в том числе личная, так сказать «по завету предков») ко всему не только советскому, но и русскому, «московскому» вообще да плюс повторяемая с геббельсовской наглостью, вопреки правде истории и Приговору Международного Нюрнбергского Военного Трибунала, ложь о важнейших событиях II-ой мировой и Великой Отечественной войн. Например, о том, что советско-немецкие соглашения 1939 г. были «сговором двух диктаторов», развязавшим II-ю мировую войну; что «Великая Отечественная война», «освобождение Украины» и «Победа над фашизмом» — это «сталинские мифы»; что Красная армия была «оккупационной» московской армией; что ОУНовцы, в частности бандеровцы и их УПА, вели «национально-освободительную борьбу на два фронта — против советских и немецких оккупантов» и т. п. Именно на этой «основе» местные органы власти в Западной Украине противозаконно реабилитировали вояк УПА, а националисты стали разрушать памятники и переименовывать улицы и площади, названные в честь героев и событий Великой Отечественной войны 1941–1945 г.г., стали преследовать советских ветеранов и требовать от государства признания военных формирований ОУН, в т.ч. УПА, «воюющей стороной» во ІІ-ой мировой войне, «борцами за незалежність України».

Эти позиции диаспоры и галицинских националистов были поддержаны сначала отдельными за ангажированными историками, а затем, с середины 1990-х гг., и профильным отделом Института истории Украины НАН Украины в рамках так называемого «нового концептуального видения» истории ІІ-й мировой и Великой Отечественной войн. За десятилетие, минувшее с того времени эта «новая концепция», благодаря поддержке властей, стала господствующей в официальной научной и учебной литературе, в средствах массовой информации Украины.

Ветераны Великой Отечественной войны и труда решительно выступили и все эти годы продолжают выступать против такого освещения отечественной истории. В специальном обращении IV-го съезда Организации ветеранов Украины (март 2004 года) «К соотечественникам и научной общественности Украины» подчеркивается, что «новая концепция» не имеет ничего общего ни с исторической правдой, ни с исторической наукой и противоречит национальным интересам. Она позорит подвиг старшего поколения, наносит удар по менталитету народа и воспитанию молодёжи, дестабилизирует общественный мир в интересах национализма и новой буржуазии, подрывает основы исторической науки.

Пронационалистическая направленность и антиисторичность «новой концепции», её несоответствие интересам народа Украины, особенно наглядно видны в освещении деятельности ОУН и УПА. За ангажированные историки полностью порвали с научной, диалектико-материалистической методологией, с принципами исторической науки. Предвзято подбираются факты, нет анализа причинно-следственных связей событий, отсутствует объективная конкретно-историческая оценка событий и деятелей. Националистические апологеты субъективно интерпретируют события и факты; оценивают их конъюнктурно; позволяют себе препарирование и даже подделку документов.

Эти все приёмы, не известные массовому читателю, равно как и учёные звания и научные степени авторов, а тем более высокие марки тех учреждений, где одобряется и широко издаётся литература с позиций «новой концепции» — всё это служит ширмой, которая скрывает антиисторизм, противозаконность, социальную опасность и антинациональность попыток реабилитации ОУН и УПА.

В свете сказанного особого внимания заслуживает анализ публикаций рабочей группы историков, созданной при Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА. Особого внимания эти публикации заслуживают потому, что речь идёт о результатах деятельности большой группы квалифицированных историков во главе с заместителем директора Института истории Украины НАН Украины, которые семь лет, при полном и всестороннем обеспечении (архивами, кадрами, оргтехникой, издательством и т.д.), специально изучали деятельность ОУН и УПА и издали за это время свыше 30 монографий, общим объёмом свыше 300 печатных листов. Но и потому, что на основе выводов этой рабочей группы историков Правительственная комиссия на заседании 14 октября 2005 г. под руководством вице-премьера В.Кириленко решила рекомендовать реабилитировать ОУН и УПА.

Это неправомерное и противоречащее интересам украинского общества и государства решение.

Материалы и публикации рабочей группы историков, в частности их итоговая коллективная монография — «Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія» (42,5 печ. листа) и под тем же названием «Фаховий висновок робочої групи істориків при Урядовій комісії з вивчення діяльності ОУН і УПА» не являются научной и объективной оценкой деятельности ОУН и УПА. При ответственном и объективном подходе к столь серьёзной проблеме как оценка деятельности ОУН и УПА Правительственная комиссия не может делать выводы на основе такого несостоятельного в научном и правовом отношении материала, как «фаховий висновок» и итоговая монография рабочей группы историков.

Этот вывод основывается на следующих аргументах.

1. Суть проблемы.

Это коренной вопрос, во многом предопределяющий результаты исследования. В итоговых публикациях и выводах рабочей группы историков подлинная суть проблемы фактически подменена. Так, на стр. 3 «Фахового висновку» говорится, что «суть проблеми ОУН-УПА полягає у з’ясуванні питання, яким повинно бути офіційне ставлення сучасної влади до підпільно-повстанських структур, що боролися за незалежність України у минулому».

Такая формулировка неверна, недопустима. Ибо, если речь идёт о структурах, «боровшихся за независимость Украины в прошлом», то официальное отношение нынешней государственной власти к таким структурам должно быть однозначно положительным.

Реальная проблема состоит в другом — в выяснении того, были ли структуры ОУН и УПА такими, которые в действительности боролись за подлинную свободу и независимость Украины. А авторы «фахового висновку» как будто не видят этой подлинной проблемы.

«Фахові висновки» содержат и иные противоречивые и необоснованные определения «проблемы ОУН-УПА». Например, на стр. 40-ой выводов сказано, что на индивидуальном уровне «проблемы ОУН-УПА» не существует для тех вояк УПА, которые «участвовали в боях против немецких захватчиков» в Украине до 1944 г. и по Закону Украины «О статусе ветеранов войны…» (1993 г.) отнесены к категории «участников боевых действий». А вот, мол, для вояк УПА, которые «включились в борьбу после 1944 г. и боролись исключительно с советской властью» проблема на индивидуальном уровне существует.

Такая формулировка также является неправомерной, неприемлемой. Во-первых, Закон «О статусе ветеранов войны…» к участникам боевых действий относит не просто и не всех тех вояк УПА, которые «боролись с немцами в 1941–1944 гг.» (как это сказано в «фаховом висновке), а лишь тех из них, кто «не совершал преступлений против мира и человечества и реабилитирован в соответствии с Законом Украины «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине».

Авторы «Фахових висновків» даже не упоминают эти нормы Закона. Они препарируют важнейшее законодательное положение и таким недопустимым приёмом обосновывают фиктивную проблему.

Точно таким же далёким от науки приёмом обосновывается наличие «проблемы ОУН-УПА» для вояк УПА, включившихся в борьбу после 1944 г. Здесь тоже нет проблемы, ибо эти вояки УПА подпадают под юрисдикцию Закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине» (1991г.), статья 2-я которого чётко определяет, что не подлежат реабилитации лица, повинные в преступлениях, не имеющих срока давности по нормам международного и отечественного права: предательство Родины, шпионаж, диверсии, террор, организация вооружённых фрмирований, насилия в отношении мирного населения и т.д. Именно эти преступления совершали оуновцы, в том числе и прежде всего бандеровцы из УПА, и до и после 1944 г. Это зафиксировано в материалах многочисленных судебных процессов 1940–50-х годов над бандеровскими преступниками и в Украине, и в Белоруссии, Польше, Израиле, Словакии, других странах. Авторы «Фахових висновків» не могут не знать этого. Как не могут не знать и того, что в начале 90-х годов уже ставился вопрос о реабилитации бандеровцев в соответствии с упомянутым Законом «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине». Но 52-м тысячам вояк УПА было отказано в реабилитации, поскольку в их делах есть неопровержимые доказательства участия в совершении преступлений, предусмотренных ст.2-й этого Закона. («Зеркало недели», 1995, №1, 6 января).

Авторы «Фахових висновків» не могнут не знать также официального разъяснения Института государства и права им. В.Корецкого НАН Украины (в адрес Организации ветеранов Украины и Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА) от 12.02.2002 г. (№121/1278), где указывается на то (процитируем), что «зважаючи на те, що частина вояків ОУН-УПА брала участь у каральних операціях на боці військ фашистської Німеччини…, а також те, що фашистська ідеологія була засуджена Нюрнберзьким трибуналом… немає юридичних підстав для правової реабілітації діяльності ОУН-УПА в цілому».

Авторы «Фахового висновку» не хотят считаться с этим заключением, они утверждают, что «проблема постає і на рівні історичної оцінки військової формації, якою була Українська повстанська армія, і політичної сили, що її створила — Організації українських націоналістів (С.Бандери). (С. 40).

Но научного анализа и оценки исторической роли ОУН и УПА в выводах нет.

Таким образом, в «Фахових висновках» подлинная суть проблемы ОУН-УПА подменена надуманными, ни юридически, ни научно не обоснованными «проблемами».

2. Критерии оценки деятельности ОУН-УПА.

Вопрос о критериях является решающим для объективной исторической оценки деятельности ОУН-УПА. Но этот вопрос даже не поставлен в публикациях рабочей группы историков.

Оценка деятельности ОУН и УПА (как и историческая оценка любого события или деятельности) должна основываться на анализе того, кому и чему в тех исторических условиях фактически послужила эта деятельность.

Только это может быть объективным критерием оценки. Тем более в период, о котором идёт речь — конец 1930-х — 1940-е годы. Это особый период в истории человечества. Тогда решался вопрос, буквально, быть или не быть не только человеческой цивилизации, но и человечеству вообще. Для Украины, для нашего народа и государства, этот вопрос стоял, как известно, тогда с особой остротой.

Служила ли деятельность ОУН и всех структур и формирований национальным интересам украинского народа в тот предвоенный, военный и послевоенный период? — Интересам избежать войны (в 1939–1941 гг.); задаче изгнать и победить фашистских оккупантов (в 1941–1945 гг.) и задаче поскорее залечить страшные раны войны в послевоенный период?

Общеизвестные факты из истории ОУН свидетельствуют о том, что их деятельность была антинациональной и антинародной.

— Все 30-е годы, накануне и весь период Второй мировой войны ОУН, ее предводители, сознательно, добровольно, по собственной инициативе, служили гитлеровскому нацистскому режиму и выполняли прямые указания нацистского руководства — Министерства иностранных дел, Верховного командования и Генштаба вермахта, спецслужб (абвера, СД, Гестапо) Германии, получая за это финансовое и материальное обеспечение, возможность легальной деятельности в условиях фашистской диктатуры. Шухевич Р., Гриньох И., Клячківський Д., как и другие деятели ОУН — будущие руководители УПА — имели офицерские звания гимлеровской СС и были награжденны фашистскими «Железными Крестами».

— ОУН, и мельниковцы и бандеровцы, добровольно принимала активное участие в подготовке фашистами Второй мировой войны, в частности — агрессии против Польши (01.09.1939 г.) и СССР (22.06.1941 г.). Именно оуновцы подстрекали в своих обращениях к руководству фашистского Рейха к скорейшему началу войны, и по заданию гитлеровских спецслужб проводили разведку, профашистскую пропаганду, организовывали провокации и диверсии, на территории Польши и СССР, готовя успех фашистского нападения на них.

— 22 июня 1941 г., когда агрессия Германии против СССР принесла войну и страшные страдания советскому, в том числе и особенно, украинскому народу, «ОУН, — цитируем личное свидетельство С.Бандеры, — вступила в борьбу, часть в составе немецкого вертмахта, а часть как организаторы в тылу большевистских войск, выполняя задачу в согласовании с вермахтом, а часть в советской армии должна была оказывать содействие ослаблению большевизма в сотрудничестве с немецкой армией». (Цит. по кн.: Україна в другій світовій війні в документах. Збірник нем. архівних матеріалів. (Зібрав і впорядкував В.Косик). — Львів, 1997. С.110).

Подобное свидетельство содержат и показания руководителей 2го отдела (диверсии и шпионаж) абвера (Е.Лахузена и Е.Штольце) на Нюрнбегском процессе.

— Общеизвестными являются факты создания оуновцами и деятельности по заданию нацистов зловещих спецбатальонов «Нахтигаль» и «Роланд», так называемых многотысячных «походных групп» ОУН, многочисленных полицай-батальонов (за №№109, 114, 115, 116, 117, 118, 201 и др.), факты создания националистми вспомогательной полиции оккупантов (почти 400 тыс. человек), добровольное участие националистов в местных органах администрации фашистских оккупантов, постоянные официальные заявления оуновских проводов (и Мельника, и Бандеры), в том числе в известном Акте провозглашения Украинского государства (30 июня 1941 г.), о том, что оуновские государство и армия вместе с «национал-социалистической Великой Германией» и «союзной немецкой армией» под руководством А.Г итлера будут бороться «за новый порядок во всём мире». ОУН участвовала в установлении и осуществлении на Украине, как и в соседних странах — Белоруссии, России, Молдове, Польши и др. — кровавого фашистского оккупационного режима с его геноцидом народов, массовыми смертными казнями мирного населения, голодом, болезнями, разрушением городов и сел…

Непосредственными исполнителями многих из этих акций, как, например, в Бабьем яру, в Хатыни или Кортелисах были украинские националисты. Это неопровержимый факт, запечатлённый в генетической памяти нашего и других народов, и зафиксированный в материалах сотен послевоенных судебных процессов в Украине, Белоруссии, Польше, Израиле и др. странах над оккупантами и их пособниками из ОУН.

Именно на оуновцах лежит наибольшая вина за гибель во время той войны 5,5 млн. мирных жителей Украины и за отправку на фашистскую каторгу 2,5 млн. остарбайтеров.

— Созданная бандеровцами (но не в октябре 1942 г., как оуновцы стали лживо заявлять после войны, а в 1943 году, после поражения немцев под Сталинградом и начала освобождения Украины Красной Армией), так называемая «УПА» имела задачу не борьбу против немецких оккупантов, а борьбу против красных партизан и Красной Армии. Даже рабочая группа при Правительственной комиссии в своем «Фаховом висновку» фактически отказались от фальшивой версии насчёт «двофронтовой борьбы УПА», признала факт создания УПА в связи с наступлением Красной Армии после Сталинградской битвы, как и тот факт, что так называемые «пронімецькі акції УПА» «не имели стратегического значения и не влияли на ход борьбы между Германией и Советским Союзом. Они лишь ограничивали деятельность немецкой оккупационной администрации относительно экономической эксплуатации территории Волынь-Полесье». (См. «Фаховий висновок». С. 17, 20).

Так что говорить о какой-то антифашистской «освободительной» борьбе УПА не приходится.

— Непреложным фактом есть и то, что фашисты помогали (вплоть до весны 1945 г.) обеспечению УПА оружием, боеприпасами, средствами связи и техническим оборудованием, офицерскими кадрами и имели с бандеровцами прямые договоренности об общей, скоординированной фашистами, борьбе против советских партизан и Красной Армии. При этом, как указано в донесении в Берлин гестаповского криминал-комиссара Галиции от 24.03.1944 г., бандеровцы ставили условием, что «доставка оружия и диверсионных материалов с немецкой стороны через линию фронта в боевые подразделения УПА должна осуществляться по всем правилам конспирации, чтобы не дать повод большевистскому режиму изображать украинцев, которые остались за линией фронта, как германских пособников и агентов». (См. Документы изобличают. Изд. 2-е, доп. и испр. — К., 2004, с.45).

С целью обмана населения, которое ненавидело фашистских оккупантов и боролась против них, УПА в своих листовках позволяла себе антинемецкую пропаганду. Но фактически УПА вела беспощадную, согласованную с фашистами борьбу лишь против Красной Армии и партизан, которых считала своим главным врагом. (Это вынуждены признать и авторы упомянутого «Фахового висновку» — С. 18 и 19).

— Против наступающей Красной Армии на стороне вермахта воевала и дивизия СС «Галичина», сформированная, обученная и вооруженная фашистами по требованию националистов-мельниковцев и разгромленная Красной Армией под Бродами в июле 1944 г.

Оба крыла ОУН на протяжении всей Второй мировой и Великой Отечественной войн добросовестно служили интересам нацистов, ведя вооруженную борьбу исключительно против советских сил. А этот факт, учитывая, что Красная Армия была главной силой антигитлеровской коалиции (напомним заявление У.Черчилля в Палате общин Великобритании 27.9.1944 г.: «Именно русская армия выпустила кишки из немецкой военной машины») означает, что ОУН и ее вооруженные формирования были не просто коллаборантами, а были фактически составной частью сил фашистского блока и вписали позорную страницу в историю борьбы прогрессивного человечества против фашистского варварства, в отечественную историю в частности.

— Такой же позорной страницей является и «Волынская резня», начатая именно отрядами УПА (в апреле 1943 г.) против мирного польского населения. За весну-лето 1943 г. бандами УПА зверски были зарезаны, убиты, сожжены, утоплены в колодцах, все до единого, — польские жители сотен сел на Волыни — женщины, дети, старики. По неполным подсчетам исследователей — свыше 200 тыс.

Ответом на это была польская акция Армии Крайовой по уничтожению мирного украинского населения, в ходе которой были убиты тоже десятки тысяч людей.

— Политика геноцида, особенно, по отношению к евреям, полякам, русским — эта типично нацистская политика — была органической составляющей всей деятельности ОУН и УПА. Инструкции и листовки ОУН, и довоенного и военного времени, содержат требование «уничтожать жидву, москалів, мадьяр, ляхів!». (Див. Патріляк И.К., Війскова діяльність ОУН(б) в 1940–1942г.г. — К., 2004, с.324,4868,485,568 и др.). Так они и действовали.

Насколько ужасной была та деятельность бандеровцев удостоверил в открытом (и тогда же напечатанном) письме к «Проводу ОУН — Бандеры и Главной Команды УПА» — от 24 сентября 1943 г. Тарас Бульба-Боровец — мельниковец-атаман так называемой Украинской Народной Революционной Армии. В том письме Бульба-Боровец писал бандеровцам (цитируем): «Ваша «влада» поводиться в терені як звичайна банда… Вона зводиться до варварського мордування безборонних жінок і дітей національних меньшин, палення і грабування їх майна, чим стягає вічну ганьбу на цілий український народ… Шамполування і розстрілювання українських селян та палення й грабування їх майна зробилося вашим щоденним зайняттям». (Цит. За кн. Вайцеховський А., Ткаченко Г. Український фашизм. — К.: Солюкс, 2004, С.175).

— Послевоенная политика и деятельность ОУН и УПА — к середине 1950-х годов, как и во время войны, была вооруженной, бандитской за методам, борьбой (но уже на деньги империалистов США и Англии) против законной конституционной власти и Украинского государства — УССР, борьбой против украинского народа. Даже в «Фахових висновках» рабочей группы историков, где на 35-странице и приведены данные о количестве жертв с советской стороны в 1944–1953 гг., показано, что из тех 30 676 людей, которые были зверски убиты бандеровцами, представители органов Советской власти составили меньшинство. А большинство — 17 326 человек — это колхозники, рабочие и домохозяйки, женщины, дети и старики …

Так выглядят важнейшие, неопровержимые факты из деятельности ОУН и УПА в 1930–1940-х гг., многие из которых вынуждены признавать и автора «фахових висновків».

— Всю свою преступную деятельность оуновцы, а точнее, бандеровцы осуществляли под лозунгом образования Украинского Самостоятельного Соборного Государства. Этим мотивом оправдывают ОУН-УПА и их современные апологеты. Но защитники оуновцев умалчивают о том, какое именно государство создавали бандеровцы. Они боролись за государство фашистского типа, националистическое, во главе с диктатором — вождем ОУН. Именно так это и значилось во всех оуновских инструкциях. (Див. Патріляк І. Вказ. праця. С. 472, 485, 486).

Разве в такой власти нуждался народ Украины? — Нет!

О чем свидетельствуют все эти факты?

Во-первых, о том, что вся деятельность ОУН и УПА в корне противоречила национальным интересам украинского народа в тот судьбоносный период. Наш народ, как и все другие, нуждался в мире, развитии. А националисты вместе со своими нацистскими хозяевами ввергли наш народ, как и народы Европы, в кровавую бойню, страшные разрушения, жертвы.

Их деятельность была коллаборационистской, предательской, антинациональной. Называть их деятельность в тот период «национальноосвободительной» означает не только издевательство над правдой прошлого и памятью погибших, но и оправдание их преступлений.

Во-вторых. Вся деятельность ОУН и УПА в те года должна быть осуждена как преступная. Вся она целиком и полностью подпадает под квалификацию Нюрнбергским Международным Военным трибуналом, как и международным и отечественным правом вообще, их преступлений как таких, которые не имеют срока давности.

ОУН и УПА совершили преступления:

— против мира, а именно: участвовали в подготовке, развязывании и осуществлении агрессии гитлеровской Германии против Польши, СССР и др. стран.

— военные преступленияй, а именно: убивали и истязали военнопленных и заложников, участвовали в разрушении городов и населённых пунктов; нарушали все установленные международным правом законы ведения боевых действий;

— преступления против человечности, а именно: геноцид, убийства, истязания и увод в рабство гражданского населения Украины и многих других стран.

В-третьих. Неправомерной и неприемлимой является попытка признать ОУН и её военные формирования «воюющей стороной» во Второй мировой войне. По нормам международного права, в том числе Гаагской конвенции 1907 года, «воюющей стороной может быть признана только та сила, которая в своих действиях «придерживалась законов и обычаев войны» и была признана таковой в период самой войны.

В-четвертых. Оправдание ОУН и УПА означало бы сегодня в Украине оправдание фашизма и его соучастников, дальнейшее углубление раскола и конфронтации в украинском обществе, позорный пример надругательства над славой отечества, подвигом ветеранов Великой Отечественной войны, над уроками прошлого, пренебрежение государственными и национальными интересами нашего народа и его волей.

Власти Украины обязаны прекратить попытки реабилитации фашистских пособников в Украине.

Шиловцев Ю.В.



З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *