Інтерв’ю з офіцером НГУ (підрозділ, що знаходиться на лінії зіткнення)

Інтерв’ю з офіцером НГУ (підрозділ, що знаходиться на лінії зіткнення)

24 серпня 2016 р., 25 річниця незалежності України

– Доброго дня. Дуже дякую за те, що зацікавилися поспілкуватися з нашим проектом «Гонта і Залізняк». Хотів би почати з привітання зі святом, до того ж – 25 років, це не просто дата, це своєрідний ювілей. Чверть століття Україна є незалежною державою.

– Дякую. Останній рік журналісти майже не цікавляться подіями на передовій, то ж для нас це – справжня екзотика, можна так сказати.

– Ви тут не самі?

– Ні, але говоритиму в основному я. Багато дуже хочеться сказати. І ще – давайте мабуть перейдемо на російську мову, хай в Росії теж почують, що ми хочемо сказати. У нас же всі російську розуміють, так що тут питань бути не має?

– Хорошо, давайте по-русски. Какие вообще у вас настроения? Ощущается ли на передовой атмосфера праздника?

– Атмосфера у нас тут крайне тяжелая, на самом деле. Особенно в этот день, потому что понимаем, как все обстоит на самом деле. Официозное празднование – это одно, а на самом деле мы пытаемся праздновать день независимости, которой у нас нет по факту. Мы потеряли один регион полностью, и два – процентов на 20 по территориям, процентов на 60 по людям. Сейчас мы сидим в окопах, ситуация под контролем, попытки прорыва ДРГ противника на нашем участке пресекаем успешно. А что в тылу тем временем? В одной части страны население хочет лечь под Запад, в другой под Россию. Больно на это смотреть. Вы думаете, в Крыму силой всех задавали? Да там минимум процентов 20 жителей было активных сторонников Путина, их пропаганда отработала, они приветствовали российские войска! Да и вообще – приедьте в Киев, там что-то говорит о воюющей стране? Там все танцуют и развлекаются. Да что Киев? А Харьков-то рядом – и что? Мы отдельно, фронт отдельно.

– Я думаю, что мирная атмосфера в Киеве и Харькове – это именно ваша заслуга. Поэтому огромное спасибо вам за вашу службу, вот сейчас – лично от меня в первую очередь, потому что несколько раз побывав в зоне боевых действий, прекрасно понимаю, как важно мирное небо над головой.

– Да. Но знаете – очень обидно, когда приезжают к нам из того же Киева на дорогих машинах эти… богатенькие волонтеры… так называемые и ведут себя, знаете, не очень корректно по отношению к бойцам. Привезут они игрушечный китайский беспилотник нам, а потом изображают себя на фото и видео спасителями армии. При том – что беспилотник для них – даже не 1/10 часть дохода, а ведут себя – будто подвиг какой-то совершили. Я радуюсь, когда вижу, что в Киеве атмосфера мирная, понимаю, что вот для этого мира мы нужны здесь, чтобы не пустить войну туда. Но поймите – когда такие вот крысы приезжают тыловые, изображают из себя знатоков военного дела, дают бойцам указания, как что делать… Тем, у кого 2-3 горячие точки за спиной, кто 20 лет с утра до вечера тренирует мастерство. Это спецназ, а тут нам рассказывают какие-нибудь так называемые городские интеллектуалы, как правильно воевать. Приводят примеры из американских фильмов, сука, а мол у нас устаревшая система военной подготовки, советская. Они вообще знают, сколько процентов реального в этих фильмах? Там одного процента реальности не наберется! А нас они учат – мол не как в фильмах делаем! Да, кстати – помните, как советские люди дарили фронту за собственные деньги сделанные самолеты и танки. Вот например, «Березанский колхозник» – эскадрилью колхозники построили за свои деньги, было такое дело в Великую Отечественную! Это так называемые волонтеры-спасители армии – пигмеи, а критиковать советский период рука поднимается у них.

Да, то, что войну удалось не пустить дальше линии разграничения, которая сформировалась сейчас – действительно победа украинских войск. Потому что мы все помним карты так называемой «Новороссии», которые рисовали путинские пропагандисты, которые предусматривали погружение в ад войны половины Украины от Харькова до Одессы…

Вообще – очень часто поражаюсь тому, насколько бредовая вся эта пропаганда. Мы все учили в школе историю Украины, и что в тех советских учебниках, что в новых – мы помним о Запорожской Сечи, колыбели, откуда вышел украинский народ. Помните – как у Гоголя – «вот то гнездо, откуда по всей Украине разлетаются ясные соколы». И когда нам рисуют карту, где сердце Украины – уже якобы не Украина, а какая-то «Новороссия», все понимают, что это бред. Но мозги многим промыли, и находятся люди, которые поддерживают этот сепаратистский бред, фанатично в него верят. Не все там за деньги, есть и те, кого одурачили умелые политтехнологи.

А вообще – скажу так, что концепция этой «Новороссии», вся эта сепаратистская фигня стала возможной благодаря тому, что постарались хорошо их оппоненты, радикальные такие тоже, только с другого лагеря. Если бы не их работа, путинские пропагандисты бы просто вещали в пустоту. Вот и вопрос – кто тут на Россию работает, кто деньги из Кремля получает?

– Вы имеете ввиду ультраправые организации, Правый Сектор, например?

– Да, но даже шире немножко, вот весь этот майдан и всех людей, которых он привел во власть, в публичную политику. И журналистов, конечно, которые все это поддерживали, пропагандировали. Вы говорите, что войну не удалось пустить в Киев, но это немножко не так: она уже там была, просто немножко в другой форме, слава Всевышнему, без гаубиц и танков.

– Вы не относите себя к сторонникам Евромайдана, я верно Вас понял?

– Скорее отношу себя к противникам Евромайдана. Конечно, не считаю себя сторонником и так называемого «Антимайдана», потому что это тоже разновидность майдана, просто дурь немножко другая, плюс соотношение между идейными и «титушками» более в пользу «титушек». Я против майданов вообще – давайте жить как цивилизованные страны, Германия, Франция, Япония, Корея Южная та же. Нужен не майдан, а закон, а разве были какие-либо конкретные требования у майдана либо антимайдана? Те хотели в Евросоюз, те в Россию. Можно подумать, Болгария в Евросоюзе лучше жить стала? Или Южная Осетия в России? Отсепарировались от Грузии – и что, Путин бесплатно кормит? Что, ДНР-ЛНР так называемые принесли что-то хорошее Донбассу? Кто стал жить лучше? Кто уехал из Болгарии в Германию или Англию. Или кто из Осетии в Москву уехал. Те, кто бросили Родину, уехали. То есть – предатели. Почему предатели? Если ты просто уехал, то это одно, езжай на здоровье – но если ты бросил страну на растерзание, поджог ее, а потом съебался за границу – то ты предатель, увы.

– Вы за независимую Украину? Но ведь Правый Сектор тоже за суверенитет и выступает решительно против евроинтеграции?

– Правый Сектор на словах против евроинтеграции, против гегемонии США, против гомосексуализма, даже бегает на гей-парадах и провокации устраивает. А на деле что? Они способствовали приходу к власти тех, кто эту гомосятину здесь насаживает. Какие же они правые вообще, какие они ультраправые? Марионетки они. Они вообще не националисты никакие и, похоже, совершенно не украинцы. Потому что Украина и ее судьба им безразлична.

Если вспоминать о том, когда началась война – то для меня лично она началась в ноябре 2013-го года. Еще не было избиения студентов в ночь на 1 декабря, а Кабмин и Раду пытались поджечь коктейлями молотова провокаторы безымянные – это потом они возьмут флаги и напишут на них «Правый Сектор». Я хорошо запомнил их лица – под балаклавами не все прятались, часть просто завязывала рот платками, а профессионалы из милиции умеют запоминать сугубо по взглядам. Так вот, потом под флагами этих разных «секторов» были те же люди.

– Вы служили в «Беркуте»?

– Нет. Лично я – в другом подразделении спецназа МВД, но действовали мы совместно в числе прочего и с «Беркутом» из разных регионов Украины. У нас была совершенно простая, охранная задача – прикрыть правительственный квартал, правительственные здания от прорыва радикалов, от порчи государственного имущества, от попадания государственных документов в руки преступных элементов.

Нас потом назовут «защитниками режима Януковича», но простите – где в законах Украины прописано о «режимах» и «не режимах»? У нас есть закон о революциях и правах революционеров сжигать правительственные здания? Захватывать их? Мы все видели, как эти захватили киевскую мерию, что они с ней сотворили. Захватили несколько министерств, пытались несанкционированно влазить в государственные реестры министерства юстиции. Поэтому был приказ больше никуда их не пускать. В первую очередь – в Кабмин, в Раду, в Администрацию Президента. Мы защищали государственное имущество, принадлежащее всему народу Украины, а также – украинское государство от вооруженных бандитов, пытавшихся посеять хаос, разрушить законность.

– Но фактически получалось, что вы защищали именно Януковича, его власть? Ведь согласно закону они формально, на бумаге, по так называемой «букве закона» были властью Украины?

– К Януковичу никто не имел ни грамма симпатий. Вообще. Мы – милиция, а откуда у милиции симпатии к бандиту, имевшему две ходки? А сколько он ходок заработал уже будучи в высоких кабинетах?

У нас тут умные люди, все все понимали. Вопрос не в Януковиче, вопрос в тех, кто ему оппонировал. Мы присягали на верность Украине, и если народ Украины выбрал президента-зэка, это его выбор. Снова-таки, Янукович всегда был мерзок, но он был меньшим злом.

Ющенко, который первый майдан устроил, исподтишка пытался фашистов этих, ОУН-УПА, дивизию СС Галичина, вытащить на свет белый. Экономику разрушал, заводы закрывались, приватизацию развел тотальную. Притащил в Украину иностранный капитал: нам тут своих Ахметовых хватает, он еще на наши головы заморские напасти понаходил.

Эти, новые, еще хуже. Пришли ко власти на крови, разожгли пламя войны. С фашистами они уже не заигрывают, фашисты открыто у них во властных структурах есть. При том настоящие, чистокровные. Которые в 1945-м в Америке скрылись от правосудия – их дети вернулись теперь устраивать здесь фашистский реванш.

– Но ведь Вы сейчас служите в войсках, подчиняющихся власти, сформированной по итогам Евромайдана из числа революционеров. При этом Вы ее так жестко критикуете. Объясните, пожалуйста, почему так?

– Я присягал Украине, украинскому народу. Не Януковичу, не Порошенко. Когда мы входили в Краматорск, нам кричали местные, а может и не местные, а привезенные – кому то ли пропаганда мозги промыла, то ли за деньги – «фашисты! бандеровцы!». Для тех мы москали и ватники, защитники Януковича, для тех мы фашисты и бандеровцы, а мы всего лишь служим Украине и украинскому народу.

Понимаете, когда власть взяли те, кто пришел с Майдана, было очень трудно принять решение. Невероятно трудно. Это люди, которые бросали в нас коктейли молотова, которые стреляли в нас из боевого оружия, которые сливали в Интернет адреса и телефоны наших родных, которые бросали гранаты в окна комнат, где спали младенцы. Мы всего лишь охраняли правительственный квартал от не имеющих никаких целей, кроме погрома, радикалов – а нас объявили «слугами режима» и грозились упечь в тюрьму за исполнение каких-то «незаконных приказов»?

Во всех правительственных зданиях пропускной режим, законно пропускать того только тех, у кого на руках есть именной пропуск. А вот случайных лиц пропускать туда как раз незаконно. Вот так.

Наш уровень подготовки таков, что любая частная служба безопасности, личная охрана, частная военная компания с удовольствием бы приняла на работу. И платила бы несколько тысяч долларов зарплаты, а не эти копейки. С нами регулярно общаются вербовщики – вопрос в том, что уже давно остались только идейные, те, которые сознательно служат Украине, ее народу.

Нынешняя власть Украины, безусловно, незаконная. Но Янукович – формально законная власть – сбежал, позорно бросил страну на растерзание. Правда, что мы от зэка, бандита ожидали? Бандитская натура всегда трусливая. Вот и получается, что у власти самозванцы – но другой альтернативы Украина не предложила. «Другой власти у меня для вас нет» – преступления Порошенко и компании надо обличать в судах, формировать общественные силы, призывать их к ответу за кровь на Майдане, за сдачу Крыма, Донбасса, катастрофу в экономике, убитых солдат и мирных жителей. Но вопросы к законности попадания Порошенко в президентское кресло – не повод устраивать точно такой же майдан, пусть и под другими, пророссийскими лозунгами, скажем, в Донецке, и продолжать плодить беззаконие, при чем еще большее. Привлечение высокого чиновника в цивилизованном мире – вещь обыденная, сидят в тюрьмах и итальянский экс-премьер, и даже, если не ошибаюсь, испанский принц. Там Закон превыше всего – поэтому они и есть цивилизованный мир.

Поймите – преступления Порошенко – не повод игнорировать террористическую угрозу от «Новороссии». Каким бы не был Порошенко, Гройсман, Яценюк – террористы от этого не перестанут быть террористами.

– А как быть с тем, что многие украинские силовики перешли на сторону сепаратистов, на сторону России? Те же крымские, донецкие, луганские? Да – и чего греха таить – разве из самого Киева не перешли некоторые на сторону сепаратистов?

– Они предатели, безусловно. Всегда есть предатели. Но они в меньшинстве. Большинство крымских военных и милиционеров уехали в Украину, некоторые до сих пор с семьями живут в палатках. Их Россия пыталась заманить на свою сторону квартирами и зарплатами – но они не нарушили присяги. Из Донецка и Луганска почти все «беркуты» и «альфовцы» в силах АТО. Ходаковский и так называемое подразделение «Беркут» у сепаратистов не в счет, там единицы, да и большинство из них – те, которые не смогли переступить через личную обиду и преодолеть искушение личной мести новым властям Украины, плюс клюнули на денежную замануху от Суркова. Иуда – если вспомнить Евангелие – тоже влез среди святых апостолов, поэтому измена всегда случается.

– Солдат должен уметь ставить свою службу выше своих обид. Я никогда не мог склониться к переходу на сторону государства-агрессора или бандитов наподобие ДНР, я просто сначала хотел уволиться и уйти на гражданку. Друг, который еще в 90-х ушел в сферу услуг безопасности, приглашал на работу – обеспечивать защиту серьезного человека, бизнесмена из Германии. Но я увидел по телевизору карту «Новороссии» и понял, что «майдан» был лишь началом, а сегодня я нужен на фронте. Главное было не допускать югославского сценария. Ведь именно его приготовили Украине. В перерывах между обстрелами мы постоянно мониторим ситуацию, следим за тем, что, кто и когда делал, говорил. Видим, что сепаратисты и ультраправые проявляют удивительную согласованность в своих пропагандистских действиях. Они нужны друг другу, это гей-брак, без которого эти пидарасы просто нежизнеспособны.

– Можете привести пример таких событий?

– Ключевой вопрос – артиллерийские обстрелы. Обстрелы жилых кварталов на подконтрольных сепаратистам либо нашим войскам территориях почему-то случаются именно тогда, когда нужно отвлечь внимание от коррупционного скандала. От поездок жены вожака Захарченко на курорты в Испанию, или от оффшоров Порошенко, скажем. При чем стреляют по неподконтрольным территориям таки действительно с нашей стороны – делают это не кадровые части ВСУ и НГУ, делают это так называемые «добробаты». Кадровые всегда работают по картам, точно выверяют цели. Если случается артдуэль, и сепараты стреляют из-за живого щита (а они, как всякие террористы, любят это дело) – наши кадровые не отвечают. А «добробаты» лупят вообще «в ту сторону», наугад.

По Мариуполю, если помните – или по пунктах пропуска – стреляла тоже не какая-то мифическая третья сила, о которой кричали пропагандисты «новороссов», та же «русская весна». И не украинская армия, как пытались изобразить некоторые вражеские «эксперты». Стреляли сепаратисты, целенаправленно по жилым кварталам, где не было военных целей. Потому что кому-то здесь понадобилась картинка, ну или там кто-то захотел изобразить, что украинская армия бьет по своим ради картинки. Но стреляли сепаратисты, мы точно знаем даже, кто и из каких бандформирований так называемой «ДНР» это делал.

– Насколько я понял из Ваших слов, к добровольческим батальонам Вы относитесь также резко негативно? Но ведь это люди, которые пришли защищать свою страну по зову сердца, как и Вы, приняв непростое решение, о котором говорили.

– Добровольческие батальоны нельзя под одну гребенку брать. Особенно в части конкретных бойцов, которые там служат – там множество настоящих патриотов, настоящих героев. Есть много ветеранов-афганцев, которые прошли военный ад и пришли сюда потому, что понимали, от чего надо спасать Украину. Они войну видели не на картинке, они все понимали.

Проблема как раз в наличии других людей, точнее – даже целый многомерный узел проблем. Начнем, пожалуй, с юридических аспектов. Вот тот же «добровольческий украинский корпус» Правого Сектора – вообще никак не проходит на бумаге. Но имеет на вооружении гаубицы калибра 120 и 152, грады, танки, БМП, самоходки и даже РСЗО «Ураган». У нас есть незаконное вооруженное формирование, которое формально находясь на стороне Украины, вооружено не хуже бандформирований «ДНР» и «ЛНР». Оно никому не подчиняется (понятно, что есть кураторы и спонсоры, но вот официальной вертикали нет). Оно держит участок фронта, куда никого не пускает – что там может происходить? Никто же не объясняет! Никто не поднимает эту проблему!

У нас операция АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ! Что в построении сил АТО делает многотысячная группировка, которая с точки зрения закона является террористами? Правый Сектор позиционирует себя как патриотов Украины, ну так почему их не примут в состав ВСУ? Пусть примут закон о «Добровольческом украинском корпусе» – ведь иначе создают отличную лазейку для вражеской пропаганды о том, что на стороне Украины воюют незаконные формирования. Они или идиоты, или враги – и помня, что они творили на Майдане, склоняюсь ко второму.

Юридический статус «Правого сектора» – это вопрос второстепенный, гораздо важнее мотивации людей, идущих в добровольческие батальоны. А главная проблема в том, что идейные патриоты – меньшинство, а большинство – в лучшем случае задурманенная молодежь, преимущественно из западных регионов Украины, так называемые «бандеровцы».

Беда в том, что они воюют не с этими «новороссийскими» террористами, не с регулярными войсками России, которые тут есть и совершенно не скрывают свое присутствие (вспомните, как сами пропутинские пропагандоны говорят об отпускниках так называемых). Беда в том, что воюют они с местным населением восточных регионов Украины, открыто высказывают к нему ненависть, оценивают, что правильно, что неправильно делать, как надо жить. При этом, если честно, они не являются, эти пламенные радикальные бандеровцы, украинцами в классическом, чистом понимании этого слова. Они католики по вероисповеданию, у них достаточно далекий от литературного украинского диалект со специфической фонетикой. Те же полещуки, говорящие на украинско-белорусском суржике, этнически может и дальше от полтавско-запорожского центрального субэтноса, однако религия дистанцирует их от украинского стержня. Вот как ваш сайт называется? «Гонта и Зализняк», в честь этих народных лидеров, поднявших восстание против польской оккупации. А главным противником военным у казаков были ведь не поляки как такие, а принявшие католичество украинцы, униаты. Бандеровцы тогдашние, если хотите. Сегодня они отрастили оселедцы, как были у казаков, и решают, как правильно должна жить остальная Украина, хотя сами не прилагают усилий, чтобы стать украинцами, хотя бы в религиозном понимании. Вместо того, чтобы вернуться в православие, в котором нас крестил князь Владимир, они наоборот свою католическую религию считают единственно правильной, везде ее пытаются просунуть. Вот я им всегда говорю: перед тем, как объявлять себя патриотами Украины, станьте сначала хотя бы просто украинцами.

Бандеровские флаги были подняты на «Евромайдане», и тогда мы поняли, что все кончится гражданской войной. Вот у меня все деды и прадеды воевали в Великую Отечественную против Гитлера, один при чем еще в Войске Польском начал воевать, в 1939-м, он этнический поляк был. А ваши-то тоже вряд ли были в СС «Галичина»?

– Да, все воевали в Советской Армии, по маминой линии предки вообще партизанили в белорусских лесах, в соединении Ковпака. Дед дошел до Кенигсберга, где встретил 9 мая.

– Ну вот видите – вот вам и ответ на вопрос о гражданской войне. У нас тут сепаратисты не только на востоке, у нас они еще и на западе. Просто там этот сепаратизм пока что латентен, а тут гангрена пошла серьезная.

Украина – огромная страна, самая крупная в Европе. 600 с лишним тысяч квадратов была, пока Турчинов и Порошенко не начали сдавать наши территории противнику. Она не может быть единообразной по определению, вопрос в том, что должны быть рамки или ограничения какие-то разумные.

Вот когда на западной Украине свою религию, греко-католическую, исповедуют – ну кто им указ? У нас церковь от государства отделена по Конституции, каждый имеет полностью религиозную свободу на бумаге. Но нет – они начинают рассуждать, какая церковь национальная, а какая – нет. Вы при прошлой встрече нашей в Купянске верно говорили – национальная церковь Украины – та, чей храм стоял на Запорожской Сечи, если уж так вопрос ставить.

Но нет, оказывается, почему-то – теперь католицизм объявляют национальной церковью. Вот это уже недопустимо. Православные же никогда не кричали, что их церковь – национальная, вообще, если помню, Христос учил, что перед Ним все народы равны, «нет ни грека, ни еврея». Мы просто молимся Богу в своих храмах, в том числе и о «богохранимой стране нашей, властях и воинах ее», никому ничего не навязываем. А там открыли ящик пандоры. Религиозная война – это самое страшное, что может случиться, посмотрите на ИГИЛ!

Украинец не может быть правильный или неправильный. Правильный украинец – законопослушный украинец, вот и все. Только такая формула. Для меня, как для человека, отдавшего всю жизнь службе в милиции – Закон превыше всего. Что мешает так жить стране?

Далее – идем к языку. Я вот русский уже только в школе выучил, внутри себя думаю в основном все-равно по-украински. Мысли сами на родном языке, который от матери пришел, в голове живут. А вдруг появляются реформаторы – и почему-то снова во Львове, учат, как правильно говорить, объявляют слова одни русизмами, а потом вообще предлагают перейти на латинский алфавит, мол – по-европейски будет. Но ведь мы на кириллице всегда писали! Киевская Русь, запорожские казаки, Тарас Шевченко – все это на кириллице. Какие же они патриоты, если предлагают отречься от украинского алфавита в пользу польского по сути? Польские патриоты? Польская религия, польский алфавит?

Я, как уже говорил, сам немного поляк – но я гражданин Украины в первую очередь. Польша должна говорить и писать по-польски, Украина – по-украински.

– То есть, Вы считаете, что Украине как большой стране, нужна федерализация?

– Ни в коем случае. Это будет тот самый югославский сценарий, о котором я говорил. Я готов умереть, чтобы его не допустить.

У нас федерализацию подразумевают совершенно не так, как в цивилизованном мире. Вот гляньте на Германию или США. Что у них там? Баварцы же не грозятся сделать пруссаков правильными немцами, или наоборот? В Швейцарии десятки кантонов и несколько языков – но там никто не пытается сказать: вот здесь только этот язык, а там только тот.

У нас – если допустить федерализацию – на Западе сделают греко-католический халифат, перейдут на польский правопис, запретят русский язык. А на востоке поднимут головы пророссийские движения, через считанные годы все снова взорвется с намного более страшной силой.

Федерализацию могут себе позволить лишь страны с сильным центром. Как немцы. У нас центральный стержень очень слаб – есть прозападные, есть пророссийские силы. Проукраинских сил нет. Вот сейчас Порошенко пытается начать эту самую федерализацию, пропихивая внутрь Украины террористов ДНР и ЛНР под видом «отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Это смертоносная угроза.

С другой стороны, прозападный и пророссийский вектор поддерживают не так много людей. Их, конечно, заметно – поскольку они имеют время и деньги на политическую самодеятельность. Простой украинский народ хочет жить не на Западе и не в России, он хочет нормальную Украину. Это видно по нашим призывникам – это же срез настроений по всей стране от Волыни до севера Луганщины. Вообще, если снова вспомним историю, то паны у нас всегда одно дерьмо и на подбор предатели. Ложатся под того оккупанта, который силен, а свою украинскую традицию всегда предают. То окатоличиваются, то русифицируются. Украину на своих плечах всегда вытаскивал простой народ. И это хорошо – помните, как Хмельницкий Богдан-Зиновий писал в своих прокламациях – «за вільну Україну без пана та холопа». Вот так нам надо – без пана и холопа. Пан в Украине – всегда враг. А холоп – его ударная сила, его пушечное мясо.

Богдан Хмельницкий в итоге привел Украину под власть российского царя, после Переяславской Рады. Украинский народ много натерпелся от этого – ликвидация Гетманщины, запрет украинского языка, то же крепостное право, которое ввела Екатерина Вторая, помните?

Я историю помню на уровне школы, но, если мне не изменяет память, договор Хмельницкого с Россией был чем-то вроде военного союза и протектората русского царя над Украиной. То есть, Украина не входила в состав России.

Другой вопрос, что Россия хитростью смогла мелкими шажками независимость Украины урезать сперва до автономии, а потом и до полной ее ликвидации. Проблема в том, что идея государственной независимости Украины в те годы не вызрела, лишь один Иван Богун однозначно выступал за суверенитет казацкого государства. Богун был молодым максималистом, а в реальности слабость Украины вследствие затяжной войны сильно сказалась на настроениях казацкой старшины – остальные склонялись к вассалитету – либо под Россией, либо под Турцией. Была и пропольская партия, но на поверхность она вышла лишь после смерти Богдана-Зиновия, открыв кровавую страницу Руины. В итоге нас поделили на сто лет по Днепру Россия и Польша. Самое страшное, что эхо руины мы видим сегодня, и единственное спасение от Руины – мощная идея государственного суверенитета, независимости Украины.

Независимость – единственное наше спасение. Сегодня, в День Независимости, это особенно понятно. Но независимость в понимании определенных людей – весьма странно. Эти так называемые патриоты интересуются только независимостью от России, хотя нам нужна и независимость от Запада. Иначе эти «патриоты» – все та же пропольская партия времен Руины, которая просто маскируется патриотическими лозунгами.

Угроза поглощения восточной части Украины Россией действительно наиболее опасна, поскольку кровные узы украинского и русского народов, когда родственники ближайшие живут по разные стороны границы, общая религия – православие, общая история в некоторые периоды могут способствовать этим настроениям. Поэтому, невзирая на все, «Новороссия» намного опаснее своих коллег из «правого сектора». Еще опаснее концепт «пророссийской Украины», потому что это скрытая экспансия России по подобию уже имевшей место после Переяславской Рады.

Нынешняя Россия при внешнем якобы имперском шике, изнутри крайне нелицеприятна. Нам удалось остановить продвижение ее экспортной версии на Донбассе, и я уже знаю, что многие сторонники пророссийских террористов, которые открыто их поддерживали в начале событий на Донбассе, прозрели, увидев бандитскую, воровскую натуру так называемых «новороссов». Увидели во всей красе московскую коррупцию, которая превосходит самые жуткие случаи времен Януковича.

Ультраправые же так называемые «бандеровцы», их идеи – все это слишком чуждо большой Украине. Они чужие, а власть взяли лишь ввиду отсутствия альтернативы. Когда же альтернатива появится, они резко сожмутся до своего естественного ареала. Максимальный предел ихней угрозы – это сепаратисткие подвижки на западе Украины, в трех областях – Львовской, Ивано-Франковской и Закарпатской.

– Закарпатской? Но ведь там очень скептично относятся к Евромайдану?

– Да, знаю. Но география свое возьмет. При таком сценарии Закарпатье быстро возьмут войска НАТО, а горы – серьезный природный рубеж. Тернопольская же область, напротив, вряд ли успеет что-то провернуть: серьезных преград там нет, и с территории той же Хмельницкой и Ровенской области будет легко навести порядок.

– Вы всерьез допускаете сепаратизм в западных регионах Украины? Там же наибольший градус антисепаратистских настроений.

– Сепаратизм в западных регионах Украины – явление намного более старое, чем те же псевдореспублики Донбасса. Давайте вспомним 2004 год, тогда уже провозглашали «Галицкую республику» перед так называемым третьим туром выборов. Как только бандеровцы чувствуют свою слабость, они очень резко идут на попятную. Они резво борются с сепаратистами только в том случае, если могут принудительно насаждать свою идентичность. Единая, настоящая украинская Украина им не нужна, они как раз ее пытаются уничтожить.

Могу отметить, что делают они это довольно профессионально, умело. Просто не учитывают запас прочности нашей страны, нашего народа, нашей древней культуры. Не учитывают нашей исторической памяти, того, что перед нашими глазами – подвиги настоящих героев, а не этих нацистских прихлебателей, которым они орут славу.

Вот посмотрите на «Азов» – это же реальная дивизия ваффен-СС. Вы знаете, как выглядят флаги «Азова», что на них изображено?

– Да, приходилось видеть. Азов, кстати, это выходцы из Харькова основали? Билецкий и прочие. Это же не западная Украина, не бандеровцы.

– Да, кстати, в том же ДУК ПС именно так считают. Завидуют, может, что «Азов» легализован? Относительно «Азова» – это как раз практический эксперимент, экспортная версия бандеровщины для востока Украины. Они молодежи безработной голову дурить умеют.

«Азов» входит в структуру Национальной гвардии Украины. Официальная штатная часть, а у нее на печати – эмблема гитлеровской дивизии СС «Дас Райх». Постмайдановские украинские власти, повторюсь, не заигрывают с нацистами, а полным интегрируют нацизм в свою систему.

Мне стыдно, что нас, элитные части, мешают с этим дерьмом. Мне стыдно, что в добровольческих батальонах настоящих патриотов, добровольно пошедших на фронт, мешают с зэками, мародерами и неонацистами. Мне стыдно, что Семенченки и Билецкие – это наша реальность. Это преступление, направленное на подрыв авторитета украинских силовиков, совершенное сознательно – и – даю слово офицера – они за него обязательно ответят по всей строгости Закона. Мы не смогли сдержать эту волну, но уже сепаратистскую волну остановить удалось, пусть и замаравшись об этих негодяев-псевдопатриотов.

Вопрос в том, что для того, чтобы призвать к ответу всех преступников – и постмайданную власть, и сепаратистов из «ДНР» и «ЛНР», и военно-политическое руководство Российской Федерации, и американских-европейских кураторов «Евромайдана» – нужен субъект, внутренний политический субъект украинского народа. Субъект, который не будет смотреть налево или направо, а субъект, который возьмет на себя ответственность за будущее страны и народа. Это должен быть субъект, у которого будет не только желание, а и сила его воплотить в действительность.

– Вы имеете ввиду политическую партию?

– Нет, я не думаю, что политическая партия сейчас сможет помочь что-либо разрешить. Сама эта сфера у нас поделена олигархами, публичная политика – вопрос больших денег.

У простых людей откуда деньги и время на политику? Им семьи надо прокормить. Вы знаете, какие в Украине с этой осени будут тарифы на коммунальные услуги? Большинство за квартиру будет вынуждено выкладывать больше, чем зарабатывает. Я не знаю, как люди выживут.

У них не будет выбора, кроме как решать сложившуюся проблему в самом ее корне. Вспомните, как возникало казачество? Элита украинская оказалась гнилой и предательской, все ополячились в считанные годы. Начали зажимать селян, чтобы иметь деньги на предметы роскоши, которые закупались из Голландии или Великобритании. Экспортировали же зерно, выращенное трудом крепостных.

Получается, нам нужно снова возрождать казачество – не ряженых в маршальских погонах, а саму суть казачества. Нужна самоорганизация, нужно чувство единства, братства среди украинцев. Нужны общие цели и совместная работа по их достижению. Не знаю, первыми и единственными ли пока к этой мысли пришли мы здесь, на «передке» – но мы к ней собственно уже пришли.

Я чувствую, что настоящая Украина начинает просыпаться. Несмотря на то, что нас упорно пытались расколоть, разбить на два лагеря, та часть Украины, основная, которая формально оказалась под майдановской властью, на самом деле в массе нисколько не приемлет навязываемые ими ценности.

– А о каком навязывании ценностей идет речь? Об УПА, Бандере, декоммунизации, гомосексуализме?

Не только. Раз Вы вспомнили декоммунизацию – давайте о ней поговорим. Вот что эти, что их кумиры в Польше или Латвии какой-нибудь – они же все на подбор коммунисты бывшие. Или комсомольцы.

Правильная декоммунизация – выдать каждому из них пистолет с одним патроном. То, что они делают – это сохранение худшего из того, что было при коммунистах. В первую очередь, самих коммунистов, сохранение коммунистов при власти. Вот недавно был скандал, что Лех Валенса был «сексотом» польских коммунистических спецслужб, что президент Литвы, борющейся с «советской оккупацией» – тоже связана с коммунистами.

Вначале они кричали «Слава Ленину», когда это им помогало подниматься вверх, строить карьеру. Теперь кричат «Хайль Гитлер» – потому что это снова помогает им грабить. Кроме того, чтобы грабить, ни о чем ином они не думают. Декоммунизация – они этим просто прикрывают то, чтобы грабить.

Они вводят такой термин – «советская оккупация». Для трех областей западной Украины это, может, и оккупация – когда 1939-м их у поляков отобрали. А для остальных двух десятков? Мы что, сами себя оккупировали? Советская власть – она отсюда родом, большая часть руководителей СССР – этнические украинцы.

Вот во Франции кто будет говорить о том, что их Робеспьер оккупировал? Или Наполеон – мы слышали хоть раз о «наполеоновской оккупации Франции»? Было множество нелицеприятных вещей, тот же разгул атеизма, разрушение древних святынь – но французы понимают, что это их история. И трудно сказать: что лучше – Мария-Антуанетта, с ее «пусть едят пирожные», или Робеспьер с гильотиной. Робеспьер хотя бы не лицемерил и не насмехался, а молча рубил головы.

Вот эти декоммунизаторы – они что, российские монархисты? Их идеал – Россия Николая Второго, как и у пресс-секретаря Путина? Ведь если мы говорим, что коммунисты – это плохо, мы автоматические получаем, что российский царь – это хорошо. То есть коммунисты, которые проводили украинизацию и сделали украинский язык государственным – это хуже по их мнению, чем российский царь, который его запрещал использовать.

– Мне кажется, они в качестве альтернативы видят не царскую Россию, а украинские проекты, воевавшие с УССР – УНР, Украинскую Державу, ЗУНР?

– Слышали когда-нибудь поговорку «в вагоне директория, под вагоном территория»? УНР и ЗУНР были декларативными проектами, их границы были лишь на картах авторов проектов УНР и ЗУНР, а реального контроля над территориями не было.

ЗУНР быстро смяли поляки. УНР смяли немцы. Украинская Держава держалась на немецких штыках и сразу рухнула, после революции в Германии. Почему? Не было государственных институтов, не было реального государственного строительства, надежда на внешние силы в этих проектах подменяла опору на народ.

Альтернативой красным были либо белые, либо бандиты – те, вроде из «Свадьбы в Малиновке». Вот либо «за веру, царя и отечество», либо «я себе еще нарисую». Не было третьей жизнеспособной альтернативы.

И вообще – альтернативная история, она для демагогов. Они как раз занимаются демагогией, и пытаются прикрыть отсылками к УНР то, что воспринимают события из узкорегионального контекста.

Лично я не имел бы ничего против лидерства Галичины в украинском пространстве – однако Галичина ни хрена не пытается быть лидером, она пытается унифицировать это пространство под свое мировоззрение. Среди галичан очень популярно мнение: если восток так сильно отличается от них, то это – москали, и они ничего общего с Украиной не имеют. Мол, нужно отторгнуть Донбасс, который тянет нас в СССР, и тогда заживем. Кстати, где уголовные дела против этих сепаратистов? Они же по телевизору, по радио об этом выступают!

Лидер, настоящий лидер – он никогда не ищет виноватых, а просто делает все, как нужно. Все. Если ты сильный – тебя никто никуда не тянет – ты всех ведешь вперед к победам. Если ты чмо – знай свое место, и не рыпайся. Точка. Будь мужиком.

Вот справа от нас стоит ВСУшная бригада – к ним было прислали капеллана, греко-католического епископа целого. Не священника рядового, а епископа. В бригаде – в основном хлопцы из Сумщины, Житомирщины, Черниговщины, Волыни. Католиков там нет. Ни одного. Мусульмане есть, евреи есть, православные – их большинство, разумеется. Согнали всех – не спрашивая о том, кто какой веры. В первый день капеллан прочитал политинформацию о том, что все православные – москали и враги Украины. Это он прочитал украинским солдатам на фронте, которые почти все православные, и воюют с Россией. Один лейтенант не выдержал и спросил: если мы москали, то кто тогда Вы, пан капеллан?

Кончилось тем, что ребята арестовали его, доставили в комендатуру сектора «А» и написали заявление, что он дескать шпион и ведет подрывную деятельность, разжигает межрелигиозную вражду и обзывает украинских солдат москалями. Заодно попросили вернуть католикам их пропагандистские брошюрки и прислать нашего, православного, священника.

Чем, думаете, закончилось? Скандал начальство замяло, а в расположении бригады на американские деньги построили капитальный греко-католический храм, из кирпича. Туда никто не ходит, бойцы пригласили служить у себя в расположении монахов из Святогорской Лавры. Я не понимаю, на что рассчитывают эти ребята, которые католические соборы строят? Мы же все прекрасно помним, кто мы и какого рода-племени.

– Помимо греко-католиков, есть еще альтернативная православная конфессия – Киевский патриархат. На фронте видят разницу между православными конфессиями? Знакомы ли Вы с проблематикой раскола в украинском православии?

Я слышал, что киевский патриархат был создан неканоническим путем, и его в итоге предали анафеме, а в мире не признают. Впрочем, это даже не главное – вот к нам приезжали священники и киевского патриархата, и киевской митрополии.

– Вы имеете ввиду Московского Патриархата?

Да. Так вот – киевский патриархат провел даже не богослужение, а какую-то речь прочитали, о том, что их церковь – патриотическая, а в Святогорской Лавре сепаратисты, чтобы мы их к себе не приглашали больше, сняли они себя в окопах, постреляли в воздух из автомата, записали это на видео и уехали. А монахи из Святогорской Лавры каждое воскресенье приезжают служить, панихиду служат по павшим сослуживцам нашим. Но они не только нас поддерживают духовно, они нам настоящую белорусскую тушенку каждое воскресенье возят. Шьют у себя в Лавре палатки нам нормальные, потому что штатные протекают и рвутся за считанные недели. Привозят это все бесплатно.

Священник из киевского патриархата панихиду служить бесплатно отказался. Сказал – если снимемся в видеоролике по сбору денег для АТО, то он отслужит. В процессе съемок ролика.

Мы солдаты или актеры? Мне кажется, что солдаты. А священник тот – таки актер, а не священник. Вот я вообще подозреваю, что священнослужитель не должен брать автомат и стрелять. А этот приехал и позировал перед камерой, будто какой-нибудь ИГИЛовский боевик. И постоянно говорил, чтобы мы просили знакомых прислать деньги ему на счет, а он уже из этих денег нам все, что надо, купит. Даже не актер – аферист какой-то. Зато три генерала его привезли – важная цяця.

Московский Патриархат недавно провел масштабный крестный ход, основной темой которого была молитва за мир. Две колонны верующих шли из Святогорской и Почаевской Лавры в Лавру Киево-Печерскую. Они встретились в Киеве на Владимирской горке, и вместе двинулись в Лавру после богослужения. Знаете ли Вы об этом?

В отличие от военно-политического руководства Российской Федерации, которое Бог решил наказать и лишил разума, Россия как таковая не является нашим врагом. В том, что мы и россияне сегодня остаемся прихожанами одной православной церкви, есть, видимо, Божий промысел – это последний мостик, нас связывающей, не смотря ни на что.

Задолго до событий на Евромайдане, до этой войны на Востоке, я запомнил слова священника о том, что православный воин должен ненавидеть не врага, а лишь то зло, которое заставляет его быть врагом. Так вот – Россия, россияне – они все равно наши братья. Пусть их руководство и заставило их идти войной на Украину, ненавидеть нас.

Мы, как христианский народ, обязаны уметь прощать. При этом прощать – не значит давать злу свободу действия. Лично и я сам хочу задать очень много вопросов господину Путину о том, что и почему он сделал. Почему он заставил россиян, которые едут сюда убивать наших солдат, верить в то, что они делают правое дело?

Помните о казусе Штрейхера? Так вот, казус Киселева – куда опаснее.

Говорят, бандеровцы? С бандеровцами мы сами разберемся – но теперь, когда они сюда на Донбасс влезли, когда захватили Крым – эта страшная рана будет очень долго кровоточить, она будет десятилетиями не заживать. Поведение России – это по сути предательство, потому что от них такого никто не ожидал. Россия сделала все, что было нужно бандеровцам, дабы укрепить свою власть в Украине. Тут либо Путин – бандеровец, либо бандеровцы и Путин – просто части одного целого.

И вот, возвращаясь к теме церковных отношений – об этих последних мостиках. Вот здесь у нас на Донбассе по обе стороны линии фронта – Украинская Православная Церковь. Московского Патриархата. Последняя ниточка, которая связывает куски растерзанной врагами Украины. В Крыму тоже – Украинская Православная Церковь Московского Патриархата, я специально интересовался этим вопросом. Крым административно под Киевской митрополией.

Православная Церковь объединяет всю Украину в довоенных границах. Пусть на духовном только уровне, но Украина все еще единая страна. И этот Крестный Ход очень символичен, в нем приняли участие тысячи украинских военных. Мы очень переживали за то, чтобы никто не устроил провокаций – скажу честно, попытки предпринимались, и очень опасные.

Вопрос в том, что рядовые военные, СБУшники – в своей массе православные верующие, и они сделали все, что можно, для предотвращения терактов. Крестный ход был мишенью для российских спецслужб, для ИГИЛ, ну и разумеется, для наших греко-католиков. Вы же в курсе, какую истерию устроили наши власти в связи с приближением православных к Киеву?

– Да, похоже, Путин бы их так не напугал.

– Путин их кормящая рука. С чего им ее бояться? Знаете о фабриках Порошенко в России, о том, какие суммы заказов идут с российского черноморского флота на заводы Порошенко?

Вот эти все Шкиряки-Геращенки-Аваковы, мое непосредственное начальство, уже себе заработали не один срок по статьям, связанным с разжиганием межрелигиозной розни. Подайте в суд. Их можно свежими паковать. По горячим следам, так сказать. На 10 лет за решетку в лучшем случае. А если учесть, что это групповой сговор лиц, занимающих особо ответственное положение…

– Ну и кто их арестует? Хатия Деканоидзе или ее подчиненные? Геращенко – вообще депутат, у него неприкосновенность.

– Понимаете, тут вещи совсем другого порядка. Та самая настоящая Украина начинает просыпаться. Церковь как единственный субъект, остающийся стержнем настоящей Украины, закономерно стала ядром ее конденсации.

Разумеется, это вызывает в неонацистских кругах панику. Если раньше их единственными конкурентами были сепаратисты, заведомо ограниченные нишей пророссийских маргиналов, то теперь они чувствуют реальную угрозу. Ведь даже самый слабый подлинно украинский субъект мгновенно выдавит галичан в их исторический ареал. За альтернативой, как за глотком свежего воздуха, потянется вся страна.

Ультраправые часто пугают Порошенко и Ко возвращением с фронта «добробатов». «Хлопци вернуться и наведут порядок» – говорят они. Но и ультраправые, и Порошенко понимают, что с фронта вернутся не только нацисты, а и кадровые военные. В том числе те, кто успел повоевать и с бандеровцами, и с сепаратистами. И тогда исход всей этой греко-католической борьбы галичан с Украиной завершится не в их пользу.

– Вы об этом мэме, когда греко-римскую борьбу перепутали?

– Да, он красноречиво говорит об уровне украинской так называемой журналистики. Там почти всех придется посадить – либо за разжигание межнациональной и межрелигиозной розни, либо за пропаганду нацизма, либо за пропаганду сепаратизма. Впрочем, таких «профессионалов», которые не знают даже о греко-римской борьбе, то есть не имеют элементарной эрудиции, нисколько не жалко.

Вы уже слышали, что я думаю о Киселеве – но по сравнению с этими упырями он не врет и вообще профессионал, красавчик. Правда, все убийцы, убивающие тысячи людей ядовитым своим словом, в любом случае заслуживают высшей меры наказания. Вне зависимости от «рейтинга смерти».

– Высшая мера наказания? То есть расстрел?

Нет, у нас смертная казнь отменена. Закон превыше всего. Пусть сидят столько, сколько Бог отмерит им жить – быть может, смогут раскаяться в содеянном, мы всегда должны оставлять людям надежду. Мы – не убийцы.

Так вот. Арестует их полиция. По решению суда. Суд не сможет принять заведомо абсурдные решения, противоречащие очевидным фактам. Конечно, конкретный какой-то суд может и профанировать иск, но их, судов, в Украине сотни, и нужные решения все-таки будут вынесены.

А в случае бездействия полиции даже Вы можете осуществить гражданский арест, имея на руках копию решения суда. Главное – не дать им уйти, не допустить их ликвидации теми, кто будет заметать следы преступлений. Они должны предстать перед украинским правосудием и ответить за все содеянное.

– Среди военных на передовой возникают мысли о военном перевороте, о хунте? Я верно понял?

– Хватит нашей многострадальной Украине переворотов. Нужно все делать в рамках законодательства. Рычаги до сих пор есть, и они, безусловно, будут использованы. Доказательная база преступлений, совершенных этими людьми, лежит на поверхности.

Вопрос лишь в том, что будет после ареста Порошенко и его сообщников. Нужна команда народных лидеров, при чем не связанная с элитой нынешней, а поднявшаяся из глубин народных масс, как во времена Богдана Хмельницкого.

Вот тот день, когда такая сила возникнет, и будет настоящим днем независимости Украины. Очень хочу, чтобы случилось это тоже 24 августа. Хватит нам переименований, переноса праздничных дат, всевозможных реформ. Давайте жить и строить свою мирную, единую страну.

– Это очень оптимистично. Хочется верить. Но что будем делать мы с Россией, с Путиным?

– Думаю, с Путиным Лукашенко разберется. Нам не придется идти на Москву. Помните, как там? «Если он двинет на Москву свои четыре дивизии, то до Москвы дойдет сорок». Путин – тот же Янукович, только имиджмейкеры у него получше. А так – обыкновенный коронованный бандит.

Простые россияне устали терпеть беспредел олигархов, устали от взяточничества, от нищеты, от безработицы, от прозябания без надежды на завтра. Они хотят того же, что и мы – вот в чем вопрос. Нас столкнули лбами такие, как Путин – а тем временем белорусы не разбазарили государственные заводы, не наплодили у себя олигархов.

Путин заставил россиян верить в то, что забрать Крым и Донбасс у попавшей в беду Украины – это великая победа. Ну как же можно так? Они кого победили? Ослабленную конфликтом страну, которую еще полгода назад называли братской? Кто они после всего этого, победители эти?

Я образно сказал о походе Лукашенко на Москву. Белорусы никогда не будут воевать с Россией – они ее возьмут «мягкой силой,» поскольку сами россияне захотят жить так, как белорусы. Для нас Беларусь – тоже отличный пример. Вот возьмите консервы – нам снабженцы привозят реальную отраву, ее есть невозможно. А белорусская тушенка, которую нам монахи привозят – она даже холодная вкусная невероятно, сгущенка – просто сказка. Почему же так?

У нас заводы принадлежать частникам. Им лишь бы обмануть, гадости намешать, сунуть взятки «кому надо» и продать. Сами-то они это никогда есть не будут, живут небось в Парижах да едят в ресторанах для богатых. А вот на государственных заводах в Беларуси строгий контроль, соблюдение ГОСТов старых. Вот и продукт получается вкусным и полезным.

У меня брат живет там, строителем работает в Бресте. До всех этих событий часто в гости ездил. Видел сам, знаю о чем говорю. Вот Вы в Беларуси были?

– Да, конечно.

– Ну значит должны согласиться со мной. Там не только сгущенка настоящая, там вся страна настоящая, и люди настоящие. А все потому, что олигархов нет, что деньги не стали мерилом всего и вся.

Люди память не забыли, свято чтят тех, кому обязаны жизнью – поколение своих дедушек и бабушек, отстоявшее Родину в Великую Отечественную. Вот и Бог им дарует за это мир, свободу и процветание.

– Безусловно.

– Так вот. Передайте всем, что Украина еще не умерла, и никогда не умрет, потому что есть еще порох в пороховницах и не гнутся еще казаки. А кто к нам придет – что с майданами, что с новороссиями – тот сгинет, бесславно, как последняя собака.

Запомните мои слова – не пройдет и два года, как на Крещатике пройдет парад Победы над всей этой мерзостью. А в 2045-м – верю – на Красной площади в Москве будут идти украинские танки. Рядом с танками российскими, белорусскими, грузинскими, казахскими, армянскими, азербайдажнскими и прочими.

Мы, украинцы, принесем всем, и россиянам тоже, мир – не русский мир, и не украинский мир, а просто мир, мы не зря прошли через все эти страдания. Настал час гнать в шею всяких Путиных и Порошенок, Назарбаевых и Алиевых, всех, кто имеет гешефт с войны, кто живет за счет того, что простые люди убивают друг друга.

Вспомните, какой прекрасный символизм нашего украинского флага – мирное небо над золотым пшеничным полем. Такой должна быть Украина и именно этот идеал как христианская, православная страна, она должна нести миру. Мир всем!

Слава Украине!

– Слава Богу!

Гонта і Залізняк



З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *