«Декабристы в шароварах». Три штриха к портрету Кондратия Рылеева

Декабристы на Сенатской площади

«Ты меня никогда не забудешь». «Я тебя никогда не увижу». Эти рвущие душу слова из рок-оперы «Юнона и Авось» на слуху у многих. И сама история оборвавшейся любви русского дипломата Николая Резанова с дочерью коменданта Сан-Франциско Кончитой Аргуэльо соперничает с историей Ромео и Джульетты по части выжимания слез из чувствительного сердца. Правда, дети из Вероны Шекспиром выдуманы. А Резанов и Кончита из такой же плоти и крови, как и мы с вами. Он уехал за разрешением жениться и умер в Красноярске 43-х лет от роду. Она никогда не вышла замуж и окончила жизнь в монастыре. Ее часто видели там, где сегодня стоит одна из опор моста Золотые Ворота. Сидя на камне, она часами смотрела в море, откуда должен был приплыть, да так и не приплыл, любимый. Осталось добавить, что в 2000 году шериф города в Калифорнии, где лежат косточки Кончиты, привез горсть праха с ее могилы в Красноярск и высыпал на могилу Николая Резанова. Белый крест на могиле украшен надписью «Я тебя никогда не забуду». На другой стороне написано «Я тебя никогда не увижу».

Теперь смахнем слезу и сменим тему. Деятельность Резанова была тесно связана с Российско-Американской компанией (РАК). Территориально компания размещалась в Калифорнии на спорных землях, за которые одновременно вели тяжбы мексиканцы, испанцы и американцы. Там и поныне половина топонимов с приставкой «сан». Сан-Франциско, Сан Хосе, Санта Барбара (та самая) и проч. Русские в Калифорнии били морского котика и обеспечивали сельхозпродукцией своих соотечественников на Аляске. Весной 1824 года одним из начальников этой торгово-промышленной организации становится посредственный поэт и жаркий гражданин, мечтательный цареубийца Кондратий Рылеев.

Одна из сложных задач, которую заранее решали «человеколюбцы» декабристы, это судьба императорской фамилии после переворота, если он, конечно, удастся. Павла убили в надежде, что Александр даст конституцию. Тот не дал. Теперь одни рвались убить Александра, другие готовы были ждать его смерти, чтобы взять власть в свои руки до присяги новому императору. Пестель на юге был решительно за истребление венценосцев. Южное общество, расквартированное на Украине, было значительно кровожаднее Северного. На Севере сохраняли остатки человечности. Там склонялись к тому, чтобы императора пленить и вывезти… в Калифорнию. В Европу везти было никак нельзя. Существовал Священный союз и многочисленные родственные связи Романовых с европейскими царственными династиями. Идеологом пленения и вывоза был как раз управляющий РАК Кондратий Рылеев.

Сегодня это уму непостижимо, но в середине XIX века русские дворяне – боевые офицеры и восторженные рифмоплеты – были всерьез намерены пленить императорскую фамилию, продержать их в Шлиссельбурге до снаряжения корабля и морем отправить (через весь Мировой океан) в крепость на границе США и Мексики. В случае чьей-либо попытки освободить узников, последних предполагалось лишить жизни без всякой жалости. Попутно предполагалось произвести возмущение в Калифорнии с целью присоединить ее (!) к республиканской уже России. Они были, конечно, наполовину Дон-Кихотами. Они мечтали о всеобщем счастье. Но на вторую половину они были Санчо Пансами. Они мечтали, каждый, стать губернатором на маленьком острове и жить в свое удовольствие. И еще в этом Тяни-Толкае была частичка Робеспьера.

Планы смешались неожиданно. Компания стала сворачивать деятельность, и первыми были отменены дорогостоящие ежегодные кругосветки. Потом внезапно умер Александр I. Наступило раньше срока вожделенное краткое междуцарствие. Авантюристы решили торопиться. Дальше был декабрь, Сенатская площадь. Убитый Милорадович. Залпы картечи. Дальше вы знаете.

***

Прежде масонских шашней, заговора и петли Рылеев снискал славу поэта. Лира его была связана обязательствами. По трудовому договору с автором рылеевская лира пела только про гражданские права. Иным песням была не обучена. Пушкин терпеть не мог вирши Кондратия Федоровича. Его «Думы» он производил от немецкого dumm, то есть «глупый». Но ценность творений была не поэтическая, а политическая. Рылеев, возможно первый, противопоставил русских и украинцев. Он предтеча многих безобразий планетарного масштаба. Его воспаленная фантазия одержимо воспевает «вольность» и так же одержимо ненавидит «самовластье». И чтоб облечь фантазию в земные формы, Рылеев решает воспевать украинскую вольность и клеймить, как деспота, Петра. Это была новость.

Проныра, многократный предатель, дамский угодник и растлитель собственной крестницы, Мазепа, это вместилище многочисленных пороков, у Рылеева впервые становится героем. Это ради политической целесообразности. Против царя ведь выступил. Читающая публика была ошарашена. Кирилличное письмо еще таких слов собою не изображало.

Это уже потом, оказывается, Шевченко и прочие «казакоманы» шли по проторенной творческой дорожке. Царь плохой, казаки хорошие, точи топор и прочее, прочее. Да и читали этот опасный бред, и покровительствовали авторам больше в России, чем в Украйне. Больше в дворянских гостиных, чем на сенокосе. Дочь генерал-губернатора Малороссии и племянница декабриста Волконского Варвара Репнина была, к примеру, «Ангелом – хранителем» Т. Г. Шевченко. Ну а первым разработчиком малороссийской темы в контексте войны против Престола был что ни на есть русский дворянин – Рылеев. Это он впервые противопоставил «москалей» и «россов», из которых последние якобы украинцы. И когда сегодня мы видим врагов России с русскими фамилиями, нам следует знать, что это лишь продолжение черной духовной традиции. Русские первые и лучше других придумывают пасквили на Мать. Врагам остается только делать ремейки. Сказал же один из русских дворян (Печерин В. С., перешедший в католичество): «Как сладостно Отчизну ненавидеть и жадно ждать ее уничтоженья». Почему бы другому не сказать подобное?

Исторический Наливайко, исторический Мазепа или Войнаровский (о них он пишет «Думы») мало интересуют Рылеева. Это персонажи, воплощающие одну и ту же идею – борьбу против самодержавия. Это декабристы в шароварах. Это, собственно, вариант европейского революционного прочтения мифа о Прометее. Готов на смерть, но людям дам свободу! Вы только послушайте:

Чтоб Малороссии родной,
Чтоб только русскому народу
Вновь возвратить его свободу.
Грехи татар, грехи жидов,
Отступничество униатов,
Все преступления сарматов
​Я на душу принять готов.

Разве это голос Наливайко? Да это Прометей, воюющий с богами, а попутно с татарами, сарматами, униатами и всеми остальными. Итак, политическое украинство, враждебное вначале самодержавию, а потом и Православию, и языку, и истории, прошлому и будущему, выдумано и взращено русским дворянством с масонскими идеалами. Только по причине глубокого недомыслия, а может, неумения читать, кое-где не додумались еще взамен поваленного Ленина всюду наставить памятники Рылееву, Пестелю и прочим пылким разбойникам.

***

Конец делу венец. И сколь веревочке не виться, а палач петлю связал. Плохо, правда, связал. Трое из пятерых осужденных на смерть оборвались. Им пришлось умирать дважды. Это Рылеев, Каховский и Муравьев-Апостол (потомок гетмана Войска Запорожского Данилы Апостола). Трудно придумать что-либо страшнее, чем это падение несчастных с виселицы.

В тюрьме Рылеев был побежден человеколюбием императора. Николай I взял на себя попечение о семье заговорщика, снабдил жену Рылеева деньгами и разрешил переписку. «Молись Богу за императорский дом», – писал Рылеев жене из камеры. Он чувствовал себя морально побежденным. Тот, кого декабристы планировали пленить или убить, повел себя великодушно, по-христиански. Рылеев каялся, признавался в заблуждениях. Нелепостью, дерзким безумием казались ему недавние мечты. Его последние стихи уже о Христе, о приготовлении к встрече с Ним. И, Боже! Как жалко! Неужели каяться нужно только в виду сооруженного эшафота?

Вот отрывки из последнего письма жене: «Бог и государь решили участь мою: я должен умереть, и умереть смертию позорной. Да будет Его святая воля!… За душу мою молись Богу, Он услышит твои молитвы. Не ропщи ни на Него, ни на государя; это будет и безрассудно, и грешно… Я ни разу не возроптал во все время моего заключения, и за то Дух Святой дивно утешал меня… О, милый друг, как спасительно быть христианином. Благодарю моего Создателя, что Он меня просветил, и что я умираю во Христе».

***

30 лет жизни. Из них 13 лет (!) в кадетском корпусе. Мечтательные стишки. Участие в заговоре. Петля. Дважды. И пожить не успел толком. Так, пронесся с бесполезным шумом и заразил своими мечтами таких же неугомонных фантазеров. До сих пор заражает.

И что это было? Заблуждения пылкой молодости? Незрелый идеализм?

«Гордость способна признать за собой ошибки и заблуждения», – говорил по поводу декабристов мудрый Филарет, – «но правда обязывает каяться не в ошибках и заблуждениях, а в безумии и злодеянии».

Протоиерей Андрей Ткачев


Соціальні мережі та сервіси:


З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Потрібна допомога

Допоможемо дітям жити завтра...