Львовская жертва российской геополитики

Львовская жертва российской геополитики

Сегодня Галичина является несомненным регионом-антигероем в представлении как россиян, так и русской части населения Украины. Именно из этого региона в XX веке вышли злые монстры украинского национализма, именно здесь, в русском представлении, сосредоточено все чуждое и враждебное русской культуре и Русскому миру как таковому.

Однако так было далеко не всегда. В условиях войны и взаимной ненависти уже забылась та роль, которую несколько столетий назад сыграли галичане в развитии русской культуры и науки.

Начать эту историю можно с 70-х годов XVI века. На фоне растущей в Европе контрреформации и, соответственно, усиления в Речи Посполитой давления со стороны католичества львовские зажиточные мещане и местная православная аристократия объединились в Успенское православное братство.

Эта организация быстро превратилась в опору православия посреди польского католического моря. В противовес распространению иезуитских коллегий, обучение в которых в итоге приводило местную православную знать к католичеству, львовское братство основывает ряд собственных учебных заведений.

Очень быстро братство получает от Константинопольского патриарха ставропигию, то есть независимость от местных православных иерархов. На тот момент епископат все больше начинает склоняться к уступкам католичеству, что и приведет их в конце концов к заключению Брестской унии – подчинению местных православных иерархов Риму.

В этих реалиях православное братство Львова не только не сдается, но и разворачивает широкую культурную деятельность.

Оно выкупает и возобновляет работу типографии, основанной первопечатником Иваном Федоровым, прибывшим во Львов из Москвы. Типография становится одним из главных православных культурных центров Восточной Европы, влияние ее распространяется не только на Речь Посполитую, но также на Молдавию и Русское царство.

Православные соседи оценили усилия братства, и львовской общине оказывается широкая материальная поддержка, в частности, на средства, полученные из Москвы и Молдавии, в конце XVI – начале XVII века строится грандиозная Успенская церковь.

Именно этот храм, и ныне являющийся одним из символов Львова, становится центром, вокруг которого сплачивается православная община Львова. Здесь работает типография, здесь зарождается православная школа, которая, как мы это увидим далее, станет своеобразным предком высшего образования во всей России.

Львовское братство не остается в пределах своего региона, и вскоре по его примеру создаются аналогичные братства на Волыни и, что самое главное, в Киеве.

В древней русской столице основывается Киевское Богоявленское братство, на базе которого создается будущая Киево-Могилянская академия, получившая имя в честь одного из самых знаменитых православных деятелей начала XVII века – митрополита Петра Могилы.

Одним из первых ректоров нового учебного заведения стал Мелетий Смотрицкий, автор «Грамматики» – книги, которая на следующие два века определила пути развития письменного русского языка.

Спустя несколько десятилетий именно из стен Киево-Могилянской академии выходит Симеон Полоцкий, основатель первого на территории современной Российской Федерации православного высшего учебного заведения – Славяно-греко-латинской академии в Москве.

Пожалуй, самым знаменитым выпускником этой академии стал впоследствии Михаил Ломоносов, который, в свою очередь, стал основателем Московского государственного университета. Показательно, что, придя в Москву за наукой, кроме двух рубах в котомке Михаил Васильевич также нес всего две книги, которые, по собственному признанию, во многом повлияли на его дальнейший жизненный путь.

Первая из книг – уже упомянутая «Грамматика» Смотрицкого, а другая – «Арифметика» Леонтия Магницкого, первое в России учебное пособие по математике. Магницкий, естественно, также был выпускником основанной «могилянцами» Славяно-греко-латинской академии.

Тем временем в самой Галичине православное братство постепенно приходит в упадок.

Полтора столетия оно оставалось по сути инструментом «мягкой силы», распространяющей русскую православную культуру в этом регионе, и само оказывало влияние на становление русской культуры в России.

Но, как это часто бывает, неприступный для Польши остров в самом сердце Речи Посполитой стал жертвой российской же геополитики.

Начинался XVIII век, а вместе с ним и Великая Северная война. Для России она на первых порах складывалась крайне неудачно. Уже в первые месяцы был выбит один из ключевых союзников – Дания. Рассчитывать в противостоянии со Швецией приходилось только на Речь Посполитую.

Сама Речь Посполитая то и дело переходила со стороны на сторону, являясь потенциальным союзником для каждого из враждующих лагерей. Поляки могли себе позволить выдвигать обеим сторонам удобные для себя условия.

И одним из таких условий стала ликвидация уже пришедшего на тот момент в упадок Львовского Успенского братства. В 1708 году Петр I настоятельно рекомендует «братчикам» уступить требованиям униатских епископов и принять унию.

Русским галичанам ничего не оставалось, как принять волю могущественного православного монарха. Да и если посмотреть, то может показаться, что и условия капитуляции были не такими уж тяжелыми: ведь православные обряды сохранялись в прежнем виде, а догматы и общая юрисдикция мало волновали широкие массы.

Интересно, что именно выходцы из Киево-Могилянской академии Феофан Прокопович и Стефан Яворский, первый киевлянин, второй галичанин, становятся идеологами создания Российской империи при Петре.

Прокопович, по сути, вывел новую идею порядка передачи имперской власти из традиции Римской империи, что впоследствии дает право занять российский престол женщинам, которые и будут править в России большую часть XVIII века.

Основанный же с участием Прокоповича и Яворского Синод на месте Патриархии до самого его устранения в 1918 году будут возглавлять почти исключительно выходцы из Киево-Могилянской академии, ставшей кузницей высших церковных иерархов России.

Так закончилась история центра русского православия во Львове. С тех времен лишь название улицы Русской, возле которой находится церковь, и двуглавые орлы в ее интерьере напоминают о существовании некогда влиятельного русского культурного и политического очага в этом регионе. Самобытный русский «фонд Сороса» того времени исчезает навсегда.

Конечно, потребуются еще столетия, принесшие немало драматических событий, чтобы Галичина превратилась в конечном итоге в гнездо русофобии и украинского национализма. Гнездо, которое уже принесло и, вероятно, еще принесет русским много бед.

Так высшие сиюминутные интересы по поиску на западе союзников и партнеров перевесили силу культурного и религиозного единства. В конечном итоге это приводит к тяжелым геополитическим последствиям уже сегодня.

Трудно удержаться от того, чтобы провести некоторые, пусть и весьма отдаленные параллели.

Сегодня еще один центр русского самосознания – в Донбассе – стал заложником высших геополитических интересов, согласно которым Донбасс должен уступить и несмотря ни на что остаться в рамках желто-голубого государства.

При этом, как известно, едва ли не единственной целью этого государства является максимально возможная степень противостояния с Россией. И как знать, не станет ли Донбасс спустя какое-то время, подобно тому, как это случилось с Галичиной, авангардом в борьбе с Россией.

Денис Селезнев


Соціальні мережі та сервіси:


З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Потрібна допомога

Допоможемо дітям жити завтра...