«Негативная идентичность» – общая черта белорусского и украинского национализма

«Негативная идентичность» - общая черта белорусского и украинского национализма

Белорусский и украинский национализмы имеют много общего. Во-первых, они построены на принципе «негативной идентичности». Это понятие социолога Льва Гудкова, подразумевает, что объединение людей, конструирование какой-то общности происходит не «за», а «против». Природа и белорусского, и украинского национализма основана на их противопоставлении России. Россия, причем во всех исторических формах ее государственности, демонизируется и рассматривается исключительно как империя – угнетатель, столетиями уничтожавшая национальные культуры белорусского и украинского народов, препятствовавшая их свободному политическому развитию и ориентации на «просвещенный Запад». Без антироссийской направленности ни украинский, ни белорусский национализмы существовать не могут. Ведь именно противостояние с Россией является смыслом их существования.

Во-вторых, суть белорусского национализма основана на активном использовании языкового фактора. Язык – основное оружие белорусских националистов, их своеобразный символ и инструмент одновременно. Ведь превратить русских в украинцев или белорусов достаточно легко – для этого достаточно на протяжении одного-двух поколений искоренить использование русского языка – сначала в официальных учреждениях, в школах и институтах, в армии и на заводах, а затем и в быту. Именно поэтому белорусские националисты на всем протяжении своей истории стремились к минимизации использования русского языка в повседневной жизни страны.

На первый взгляд это выглядит достаточно странно – русский язык, на протяжении столетий развивавшийся как государственный язык огромной империи, имеет несравнимые с белорусским или украинским масштабы распространения и возможности (4 место в мире после английского, китайского и испанского языков). По идее, русскоговорящему человеку, проживающему в Белоруссии или на Украине, учить белорусский или украинский языки было бы несложно и для понимания фольклора, культуры и этнографии даже интересно, а то и необходимо, если бы…. если бы….. государство агрессивно, почти насильно не навязывало язык в школе, институте и на работе. Но ведь задача националистов, а точнее тех, кто за ними стоит, и заключается в том, чтобы оторвать от России украинцев и белорусов. Справятся с этой задачей – начнут кусать собственно русских: расчленять Россию по этносам и субэтносам.

В-третьих, в Беларуси (так правильно звучит ныне название государства) более гомогенное, чем на Украине, население. Если в Украине присутствовало и присутствует четкое разделение на «польско-галицкий» Запад, «малороссийский» Центр и «русский» Юго-Восток, то в Беларуси такое разделение не наблюдается. Западная Беларусь с сильным польским компонентом слишком небольшая по территории, а белорусские националистические организации не обладают тем масштабом сил и деятельности, какой имели украинские националисты.

Исторически белорусский национализм также имеет определенную общность с украинским. Правда, развитие белорусского национализма шло несколько по другой схеме, что определялось спецификой исторического развития белорусских земель – сначала в составе Великого княжества Литовского, затем – Речи Посполитой и Российской империи. Поскольку территория Великого княжества Литовского полностью вошла в состав российского государства, белорусское население в меньшей степени подвергалось антироссийскому пропагандистскому влиянию, имевшему место в той же Западной Украине – Галиции, вошедшей в состав Австро-Венгрии. Антироссийские националистические силы в белорусских землях были значительно слабее, чем на Украине. Однако и здесь после крушения монархии в Российской империи и прихода к власти Временного правительства началось распространение националистических настроений. Белорусские националисты решили требовать автономии в составе России, сформировав Центральную Раду. В октябре 1917 г. последняя была преобразована в Великую Белорусскую Раду (ВБР). Следует отметить, что большинство населения Белоруссии не стремилось к автономии и, тем более, к отсоединению от России. Сепаратистские настроения были присущи лишь части белорусской интеллигенции, политически ангажированной и связанной с антироссийскими силами, прежде всего – с Германией.

А дальше собственное наше констатирующе-историческое…

1918-1921 годы

Когда 3 марта 1918 г. в Брест-Литовске был подписан мирный договор с Германией, большая часть белорусской территории отошла под контроль германских войск. Однако так как Германия и Австро-Венгрия обязывались решить вопрос о дальнейшем политическом суверенитете отданных под их контроль земель, в Белоруссии произошло дальнейшее усиление националистических и сепаратистских настроений. 9 марта 1918 г. была провозглашена Белорусская Народная Республика (БНР). Ее возглавили члены Белорусской социалистической громады (БСГ) – местной социалистической партии эсеровского толка. У истоков этой политической организации, появившейся еще в 1902 году, стояли белорусские «полонизированные» интеллигенты Алесь Бурбис, Франциск Умястовский, Алоиза Пашкевич, Карусь Каганец.

Однако Германия и Советская Россия договорились лишь о независимости украинского государства, которому и должен был перейти контроль над белорусским полесьем. Независимость Белоруссии этим договором не предусматривалась, поэтому ни Советская Россия, ни Германия не признали политический суверенитет провозглашенной Белорусской Народной Республики. В то же время, отказываясь от официального признания Белоруссии, кайзеровская Германия и не предпринимала каких-либо мер, направленных против БНР и ее Рады. С другой стороны, БНР была значительно слабее украинского государства – у нее даже не было тех атрибутов государственности, которыми обладали украинцы. Территория Белоруссии находилась под контролем германских оккупационных войск, белорусские власти, судебные органы, правоохранительная система на данной территории отсутствовали. Тем не менее, в БНР были свои печать, символика, почтовые марки, гражданство. С соседней Украинской Народной Республикой БНР обменялась консульствами. Однако даже УНР не признавала официально суверенитет Белоруссии — как из-за германского давления, так и по причине наличия серьезных территориальных споров между Украиной и Белоруссией. Белорусские националисты претендовали на Полесье, находившееся под управлением властей УНР.

После того как Германия признала поражение в Первой мировой войне и начала вывод войск с ранее занятых ею территорий, Советская Россия направила части Красной армии на освобождение Белоруссии. В Смоленске была провозглашена Советская Социалистическая Республика Белоруссия. Однако Гродно и окрестные территории оказались под контролем Польши. На территории Белоруссии в годы Гражданской войны действовало несколько вооруженных формирований, которые современными белорусскими националистами рассматриваются в качестве компонентов вооруженных сил Белорусской Народной Республики. Практически сразу после провозглашения суверенитета БНР был сформирован 1-й Минский белорусский пехотный полк численностью в 2 тысячи человек, который действовал в союзе с польскими войсками генерала И.Р. Довбор-Мусницкого. 22 октября 1919 г. Юзеф Пилсудский разрешил создание 2 белорусских батальонов в составе польской армии. Командующим белорусскими войсками назначали полковника П. Конопацкого. В Слониме размещалась штаб-квартира белорусской армии. Однако несмотря на то, что белорусские националисты предприняли мобилизацию на территории, оккупированной Польшей, сельское население всеми возможными способами уклонялось от призыва в войска несуществующего белорусского государства. По итогам мобилизации было набрано лишь 485 человек. Это заставило польское военное командование отказаться от идеи создания белорусской армии как сателлита в борьбе с Советской Россией.

Отдельно атаманствовал генерал Булах-Балаховича. Его армия формально подчинялась Русскому политическому комитету в Польше, которым руководил прославленный в прошлом эсер боевик Борис Савинков. Армия Балаховича в лучшие периоды ее существования насчитывала до 25 тысяч человек и состояла из трех пехотных и одной кавалерийской дивизий. Она поддерживалась и направлялась поляками, хотя последние сами были о ней очень невысокого мнения. Так, польский прокурор полковник Лисовский утверждал, что «армия Балаховича представляет собой банду разбойников. Чтобы занять какой-нибудь город, посылает солдат, те грабят и убивают мирных жителей. После погромов приезжает Балахович со своим штабом, начинаются пьянки. Балахович поощряет грабежи, иначе солдаты отказались бы воевать… Офицер, вступающий в армию Балаховича, обливает себя грязью, которую уже не смоешь».

Собственно, Станислав Никодимович Булак-Балахович и не был кадровым военным. До начала Первой мировой войны этот выходец из малоземельной шляхетской семьи работал бухгалтером, затем был мобилизован в действующую армию. Там отличался храбростью, получил орден Св.Георгия 4-й степени и звание корнета. После революции солдатский комитет избрал Балаховича командиром эскадрона, затем он оказался в рядах Красной Армии, где командовал кавалерийским полком и за зверства против мирного населения при подавлении крестьянских восстаний чуть было не отправился под трибунал. Спас Балаховича переход к белым. Именно там бывший корнет императорской армии и красный командир полка сделал карьеру, в течение года выслужившись из ротмистра в генерал-майоры.

Белорусские националисты раскололись по вопросу о сотрудничестве с Варшавой. Произошел раскол Рады БНР на Верховную Раду и Народную Раду. Верховная Рада, лидером которой был Антон Луцкевич, стремилась к развитию сотрудничества с Польшей и видела будущее белорусских земель в составе федеративного с поляками государства. Тогда как Народная Рада во главе с Вацлавом Ластовским считала, что Польша проводит оккупационную политику и не заинтересована в подлинной независимости белорусского государства. Поэтому Ластовский призывал белорусских националистов ориентироваться на прибалтийские государства и сотрудничать с ними как с наиболее перспективными союзниками. Штаб-квартира Народной Рады находилась в Литве, а Верховной Рады — в Польше. В первой половине ноября 1920 г. имела место повторная попытка провозглашения независимости БНР. 9 ноября 1920 г. отряды атамана Балаховича заняли город Мозырь и несколько местечек. 16 ноября было создано правительство БНР. Отряды Балаховича приступили к погромам еврейского населения. Тем не менее, спустя два дня Красной Армии удалось оттеснить войска Балаховича из Мозыря. Сторонники белорусской независимости отступили в Польшу, где были разоружены. Сам Балахович, впрочем, поступил на службу в польскую армию. К чести этого человека следует отметить, что после нападения на Польшу гитлеровской Германии он создал партизанский отряд и в 1940 г. был убит в стычке с гитлеровскими военнослужащими, патрулировавшими один из районов Варшавы.

Таким образом, история «белорусской государственности» была куда менее масштабной по сравнению с соседней Украиной. С 5 января 1919 г. Рада и правительство БНР находятся в эмиграции.

1947-1970 годы

БНР в изгнании под руководством Николая Амбрамчика. Это – те, кто еще при Василие Захарке пошел на сотрудничество с нацистами в той же эмиграции, а затем, не горько плача, в американской зоне оккупации, быстро поменяли хозяев. Можно добавить и то, что это теже представители БНР, которые, собственно, о БНР думали исключительно из-за бугра, вкусив прелести жизни капиталистического уклада.

1970-1982 годы

БНР в изгнании возглавляет в это время уже Винцент Жук-Грышкевич. Как говорится, яркие годы «холодной войны» со всеми вытекающими отсюда последствиями….

1982-1997 годы

У руля БНР Язеп (Иосиф) Сажич. БНР в изгнании в некоторой мере переживает кризис. И не удивительно, распад Советского Союза, перестройка, проблемы Белорусской автокефальной церкви. Никакой, казалось бы новизны!!!! Первенство упущено!!!! Да вот просчет: референдум 1996 года и неуправляемый Бацька Лукашенка. И вялого Язепа Сажича сменяет в 1997 году Ивонка Сурвилла.

Белорусская Рада в эмиграции – удивительный феномен. Она существует до сих пор – 98 лет в эмиграции. В отличие от других «правительств в изгнании» стран, входивших в состав Советского Союза, Рада БНР не признает действующую белорусскую власть и поэтому продолжает считать себя легитимным руководством республики «в изгнании».

15-17 июля 2017 года в Минске состоится Седьмой съезд белорусов мира. Говорят, старый конь борозды не портит. Посему, живые бээнеровские националисты и их потомки в который раз приедут поучать коренных белорусов умы-разуму. А мова и вышиванки……они…. они….. обеспечены. И плевать им с высокой колокольни на то, что Беларуси в срочном порядке решать много экономических, социальных, культурных и политических вопросов.

Григорис Бразоли


Соціальні мережі та сервіси:


З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Потрібна допомога

Соціальна мережа для тих, хто допомагає дітям