Почему православный мир не признаёт стамбульский томос и «новую украинскую церковь»?

Почему православный мир не признаёт стамбульский томос и «новую украинскую церковь»?

Православное сообщество фактически объявило бойкот становлению «новой украинской церкви» – «ПЦУ». Её глава, одобренный Стамбулом, до сих пор не получил сигнала одобрения ни от одной поместной церкви. Не высказываются православные христиане и в поддержку действий Константинополя. Ни один из высоких иностранных гостей не приехал ни на «объединительный собор» в Киеве, ни на церемонию вручения томоса «церкви Порошенко»в Турции…

Для сравнения: при избрании митрополита Онуфрия Предстоятелем Украинской Православной Церкви, соответствующие поздравления он получил уже на следующий день от предстоятелей всех поместных церквей, включая патриарха Варфоломея.

Украинские власти полагали, что Вселенский патриарх своим авторитетом привлечёт к томосу ряд знаковых для Православия фигур, а также поспособствует тому, чтобы создание «ПЦУ» получило одобрение со стороны ряда европейских церквей. Однако ни того, ни другого не произошло.

Большинство древних православных церквей считают нынешний томос для Украины, предоставленный с нарушением многих правил и в страшной спешке, выходом за рамки каноничности, а также – и за рамки компетенций патриарха Варфоломея, который хотя и носит звание Вселенского, но всё же не обладает полномочиями Папы Римского.

Кстати, католики, в лице Папы Римского, осудили действие патриарха Варфоломея и выразили понимание позиции РПЦ.

8 января 2019 года состоялось заседание Священного Синода Элладской Православной Церкви, участники которого не признали «ПЦУ», но приняли решение передать украинский вопрос на рассмотрение Священного Собора Иерархии Элладской Церкви (Греция).

«Этому молодому светскому человеку был причинён большой вред, когда его назначили митрополитом, – говорит Митрополит Варшавский и всея Польши Савва о «предстоятеле ПЦУ» Епифании. – В свете канонического права он – не священнослужитель. Он не рукоположен в канонической Церкви».

Митрополит Савва напомнил, что, согласно церковным канонам, вернуть раскольников в лоно Церкви может только та Церковь, от которой они отпали. «Конечно, при условии, что раскольники принесут покаяние, – добавил он. – Нарушение канонического права – плохой прецедент. Нас ждёт хаос».

Польский архипастырь подчеркнул, что украинской власти необходимо объединить страну и положить конец войне, а не заниматься церковными вопросами.

Томос есть, автокефалии – нет!

27-29 ноября 2018 г. на заседании Священного синода Вселенского патриархата был утверждён устав «ПЦУ», принятый на так называемом «объединительном соборе» 15 декабря.

Среди основных моментов, нашедших отражение в уставе, следует выделить то, что «ПЦУ» «неразрывно связана» с Константинопольским патриархатом, а через него – со всеми иными автокефальными Церквями (т.е. это никак не отличается от ситуации с нынешним положением УПЦ, которая связана с православным миром через РПЦ).

В уставе говорится, что высшим титулом в автокефальной церкви будет митрополит Киевский – притом, что многие автокефальные православные церкви возглавляются патриархами.

Руководству «ПЦУ» предписано по всем значимым вопросам связываться с Константинопольским патриархом, а тот, реагируя на обращение, будет решать эти вопросу по своему усмотрению. При этом есть оговорка о том, что пояснять свои решения Константинополь не обязан.

Вселенский патриархат берёт на себя и вопрос утверждения уставов церковных единиц. То есть без согласия Священного Синода Вселенского патриархата «ПЦУ» не сможет утвердить уставы монастырей.

Не исключено, что Фанар намерено вписал этот пункт, желая получить под свой контроль ряд монастырей, сделав их ставропигиями, т.е. получив эти монастыри в прямое управление. А это – вопрос дохода, имущества, создание представительств, как новых точек присутствия в Украине.

«ПЦУ» лишена и права самостоятельно канонизировать святых – притом, что право канонизации является неотъемлемой частью полномочий автокефальных церквей.

Кроме того, «ПЦУ» будет получать миро, используемое в таинствах, только у Константинопольского патриархата, что является одним из главных признаков отсутствия настоящей автокефалии.

Наконец, Константинопольский патриархат, согласно уставу, становится высшей апелляционной структурой. Это значит, что Константинопольский патриарх становится последней инстанцией по всем важнейшим вопросам «ПЦУ» (т.е. у «ПЦУ» не будет самостоятельности даже в вопросе внутренних дисциплинарных решений).

Иными словами, именно Стамбульский патриарх будет неформальным главой «ПЦУ».

«ПЦУ» не будет иметь право создавать зарубежные епархии и приходы, а подконтрольная территория «ПЦУ» ограничивается только Украиной.

Более того, в Томосе заявлены права Стамбула на экзархат (!) и ставропигии в Украине.

Если вдуматься, по сути, Украина получила абсолютно обезличенную псевдоцерковную структуру, которую правильнее было бы назвать национальным общественным объединением.

А теперь сравним статус «ПЦУ» со статусом канонической УПЦ.

Согласно Уставу РПЦ, куда в ноябре 2017 г. была внесена отдельная Глава X: «Украинская Православная Церковь», подчёркивающая особый статус УПЦ, Украинская Православная Церковь абсолютно самостоятельно решает кадровые, финансовые, хозяйственные, имущественные, судебные вопросы, а также и внешние связи.

В частности: избрание всего духовенства – начиная от иподиаконов и заканчивая Предстоятелем УПЦ; все вопросы финансирования приходов, монастырей, епархий и самой митрополии УПЦ; образование и упразднение епархий, определение их границ, создание в случае необходимости митрополичьих округов, создание и упразднение синодальных отделов, определение их полномочий и т.д.; в УПЦ действует собственная независимая высшая церковно-судебная инстанция. УПЦ подчиняется РПЦ исключительно в вопросах вероучения, нравоучения и канонических вопросах и через поминовение Московского Патриарха входит в каноническое общение со всем православным миром (что собственно и придаёт ей статус каноничности).

Таким образом, устав «ПЦУ» красноречиво говорит о том, что ни о какой её автокефалии речь не идёт.

Стремясь выйти «из-под власти РПЦ», Украина оказалась в куда менее завидной ситуации полной зависимости от иностранного государства. Получается, что вместо распиаренной «независимой поместной церкви» Украина получила подчинённую Стамбулу митрополию Вселенского патриархата, практически стамбульский экзархат.

Говорят эксперты

«К сожалению, сегодня православный мир смотрит на нас с глубоким разочарованием, – говорит глава информационно-политического центра «Перспектива» Павел Рудяков. – Большинство публикаций о Томосе в европейской прессе выдержаны в раздражённо-недоумевающих тонах… Одно из ключевых мнений европейских аналитиков: Порошенко принёс независимость своей церкви в угоду своим политическим интересам. А также – Варфоломей хочет выбросить на помойку 300 лет истории европейского Православия».

«Все последние пять лет наша власть бездарно прожила, не добившись по сути никаких успехов ни во внешней, ни тем более во внутренней политике. И поэтому теперь она вынуждена «выковыривать из носа» успехи вроде томоса – чтобы порадовать маргинальный электорат, – считает политолог Валентин Гайдай. – Впрочем, ближе к выборам реальные проблемы украинцев всё равно перевесят выдуманные Банковой «перемоги»…».

Роковая ошибка Варфоломея

На что же рассчитывал патриарх Варфоломей, ввязываясь в очевидную политическую авантюру и проявляя сущее безумие, грубо попирая незыблемые церковные каноны?

Безусловно, чисто прагматическая логика в его поступках есть.

Фанар не случайно интересовался именно почитаемыми историческими святынями. Патриарх полагал, что далеко не все православные откажутся от посещения традиционных святых мест только из-за смены юрисдикции. То есть поток паломников, может, и сократится, но незначительно и уж точно не иссякнет. Грека же интересует не вера, а доход.

Он считал, что, создавая на Украине подчинённую Фанару структуру и перехватывая контроль над наиболее важными святынями, он гарантированно прочно зацепится за украинское православие.

Затем же, под воздействием мер административного и принудительного характера, каноническая УПЦ должна была мало-помалу влиться в новосозданную митрополию.

Для этого и титул предстоятеля «ПЦУ» был полостью скопирован: «Митрополит Киевский и всея Украины».

Идея была неплоха. Вот только надо было иметь в виду, что реализовывать её придётся в союзе с людьми, которые в Бога верят ещё меньше, чем патриарх Варфоломей, а деньги любят ещё больше.

«Объединившиеся» под давлением власти раскольники, продолжая ненавидеть друг друга, в лице Варфоломея получили очередного общего врага, который для них стал конкурентом.

Им он уже не нужен. От него они получили всё, что могли.

С них были сняты анафемы и признана их каноничность. То, что это «снятие» и «признание» противоречит канонам – им плевать. В Бога они всё равно не верят, зато теперь, упирая на своё «константинопольское происхождение», могут попытаться отжать в свою пользу побольше имущества канонической УПЦ и заморочить головы ещё какому-то количеству людей, которые раньше их избегали по причине неканоничности, а теперь могут попасться на удочку томоса.

Они вовсе не горят желанием передавать наиболее прибыльные монастыри и соборы в варфоломеевскую ставропигию. Не ради этого они «кровь проливали на колчаковских фронтах».

В результате пока что Стамбульский патриарх ничего, кроме пары чемоданов американской валюты (в качестве признательности за томос) и вечно ремонтирующейся Андреевской церкви в Киеве – не получил. И получить ему что-то ещё будет сложно.

После того как Пётр Алексеевич получил свой томос и свою «церковь», патриарх Варфоломей ему тоже больше не нужен.

Своей цели Президент достиг – и теперь он может спокойно разъезжать по стране в рамках «томос-тура», выступая перед свезёнными бюджетниками и специально отобранными журналистами, рассказывая им об исторической значимости полученной из Стамбула бумаги.

«На Украине теперь канонична «ПЦУ», а всем остальным следует свою каноничность доказать», – сообщил 13 января Пётр Порошенко во время своего выступления в Виннице. – Где их томос? Сталиным подписан?».

Надо сказать, что в УПЦ сразу же отреагировали на этот пассаж Гаранта.

«Если президент Порошенко уже стал таким специалистом в томосах, то может он бы для начала предложил бы самому Константинопольскому патриархату показать свой томос?», – заявил заместитель руководителя отдела внешних церковных связей УПЦ протоиерей Николай Данилевич в Facebook.

По его словам, у древних церквей (включая и РПЦ) нет томоса, поскольку его начали давать поместным церквям только в XIX веке.

Ранее деятельность Церкви регулировалась исключительно Соборами.

Но весь драматизм ситуации для Фанара заключается в том, что, ничего не получив на Украине, он уже начал терять в других местах.

Впервые с 1990-х годов РПЦ объявила о создании двух экзархатов: В Западной Европе – с центром в Париже и в Юго-Восточной Азии – с центром в Сингапуре.

Кроме того, будет создана епархия РПЦ, охватывающая Испанию и Португалию – с центром в Мадриде.

Да и в остальных местах более мощная и более авторитетная в православном мире РПЦ начнёт просто вытеснять сребролюбивых стамбульских хитрецов, перехитривших самих себя.

Во всяком случае, митрополит Илларион (Алфеев) пообещал, что отныне РПЦ будет действовать так, будто Константинопольский патриархат вовсе не существует.

Между тем, если будет потеряно существенное количество приходов за пределами Турции, Варфоломей действительно рискует превратиться в «патриарха одного квартала».

Безусловно, нынешняя украинская власть может склониться в пользу жёсткого силового варианта продвижения интересов Фанара на Украине, но вряд ли Вселенскому патриарху от этого будет лучше. В глазах мирового православия он будет главным виновником гонений на православных Украины.

Словом, Стамбул открыл ящик Пандоры и породил раскол, последствия которого вполне могут быть сравнимы с Великой схизмой 1054 года.

Александр Белявский



З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Потрібна допомога

Допоможемо дітям жити завтра...